Помогут ли 150 тысяч подъемных «заманить» молодых специалистов в амурские села?

Выпуск «Вам слово» был посвящен жизни в деревне
02 марта 2012, 10:31
3171 3
Это ток-шоу «Вам слово» и его ведущие Алена Рябова и Александр Воронин. Сегодня мы говорим о том, есть ли жизнь на селе. Областные власти вкладывают много денег и надежд в развитие села. Без этого развитие нашей аграрной области объективно невозможно. Так, молодым специалистам, которые готовы уехать на село, дают 150 тысяч единовременной субсидии и еще в течение двух лет поддерживают суммами по 7 тысяч рублей ежемесячно. Помогает государство и развитию малого бизнеса на селе. Несмотря на это, амурчане не спешат засучивать рукава и ехать работать в село. У нас в студии студент, который уже сегодня знает, что, окончив университет, он никуда не поедет из города. Он готов зарабатывать маленькие деньги и снимать квартиру, но ни за что не поедет в деревню. Встречаем, у нас Денис Пустовалов.

— Вот так категорично вы не собираетесь никуда ехать?
— Я из села, и, прожив там достаточно немалый срок, я не вижу дальнейших перспектив для какого-то карьерного роста. Это? во-первых. Во-вторых, так как я еще далеко не старик, то нужны какие-то развлечения, какое-то развитие себя, которое я не смогу найти в селе.

— На кого вы учитесь?
— Менеджер государственного и муниципального управления.

— Действительно, что такому человеку делать на селе.
— Найти там работу не представляется возможным, так как вакансии, которые там якобы предоставляются, заняты бабушками, дедушками, которые работают по 50 лет, там еще и трупы их лежат на рабочем месте. Попасть на их место нереально. Они погибают в борьбе за это место.

— Я думаю, что у нас есть те, кто нас поддержит. Сейчас мы посмотрим видео, которое сняли наши корреспонденты в свое время. Это серышевская школа№1, мы снимали там сюжет и спрашивали детей, хотят ли они оставаться на селе. Сейчас мы услышим один из ответов, который, как нам кажется, наиболее характерно отражает ситуацию.

(Сюжет)

— Хотя есть совершенно другие примеры, которые показывают, что из села наоборот можно сделать очень замечательную, даже головокружительную карьеру. У нас в гостях, без преувеличения один из самых успешных людей в Амурской области, президент крупнейшей строительной компании «Амурстрой» Александр Синьков. Александр Николаевич, вы уже рассказывали историю о том, почему бы не поехать на село, когда государство дает возможность. Молодежь никак не хочет ехать, и ее можно понять. И самый главный аргумент — нельзя сделать карьеру.

— На собственном примере я говорю, не чисто с политической точки зрения. Я всегда имел свое мнение. Я тоже после института попал на село, раньше было такое понятие «по направлению», в село Константиновка Амурской области. Проработал я там 12 лет от простого монтажника до начальника ПМК. Начальником ПМК я стал в 27 лет, и у меня не было никаких связей, ни знакомств, сам добивался.

— Вот сейчас с высоты вашего опыта, ваших знаний как законодательных, так и политических, у нашей молодежи есть возможность уехать на село, сделать там карьеру и вернуться в город?
— Однозначно. По нескольким причинам: на сегодняшний день пошла динамика, стабилизация в области. И это можно наблюдать из радио, телевидения, газет. Последние четыре года эта динамика сдвигается. Появились новые социальные программы. Село финансируется, туда идут дотации в области экономики. Теперь появились новые программы: «Учительский дом», «Дом медика», или как там правильно называется программы, которые сегодня субсидируются правительством области. И надо за это цепляться, потому что все не могут быть экономистами, юристами. И потом на селе интересная жизнь. Сам по себе менталитет российского человека, и вы от своих родителей его черпаете, мы — народ совершенно другого склада, мы коллективный народ. И село как раз формирует коллективизм, чувство патриотизма, ответственности. Мы там ближе друг к другу.

— А как развлекаться молодежи, даже если им дадут деньги на дом, дадут работу?
— Ну, конечно, человек не должен только работой жить. Если я занимался спортом, мы организовывали спорт, и была очень интересная и насыщенная жизнь. Мы находили время, и после работы занимались спортом. Кто занимался художественной самодеятельностью, там Дом культуры есть.

— Есть такое впечатление, что сельские люди начинают все это организовывать, чтобы было не скучно. Это такой выход, чтобы не спиться.
— Почему спиться? Из своего опыта опять говорю, все мы нормальные люди, все выпиваем и занимаемся спортом, сочетаем это дело. Особенно в молодые годы собираемся коллективом, какие-то общественные мероприятия без застолья не бывают. Это нормальный процесс. Все зависит от человека, он сам себе создает жизненные условия, ему никто не может подсказать, его никто не может отвлечь от этой заразы. Отвлекаться надо на какие-то другие дела полезные, положительные, которые интересны.

— Александр Николаевич, у нас есть гость, ваш последователь, скажем так. Он тоже работает в селе, но уехал туда из города, в Нижнюю Полтавку и работает там агрономом — это Юрий Секрет. Юрий, скажите, почему принято такое решение из города уехать в село?
— Я сам учился в ДальГАУ на агронома и хотел продолжить работать, потому что это мне близко, поэтому и пошел.

— А вы сами родились в деревне?

— Да, в деревне Мазановского района. Уехал в Константиновский район. Случайно получилось. Закончил ДальГАУ, потом пошел в армию, отслужил, вернулся, поскитался, как говорится, временные заработки, ничего серьезного. Потом предложили агрономом, сразу не отказался и не пожалел.

— Сколько вам лет?
— 24.

— Вам не скучно? Чем вы занимаетесь?
— Не скучно. Работаю, отдыхаю. Есть время отпуска — куда хочешь, туда и едь.

— А что вам государство предложило, когда вы переехали туда?
— Было предложение, были подъемные, это как молодому специалисту. Потом добавка к зарплате. И этого хватает для жизни.

Давайте расскажем вашему коллеге, который собирается окончить университет, куда можно потратить деньги в селе?
— Можно дом построить, дома отдыхать. Поехать на природу, в город съездить — делай, что хочешь.

— Денис, вас не прельщает?
— Ну, смотря какой дом построить, если какой-нибудь коттедж, например. Но мне совесть не позволит государство так обделять.

— Раз уж мы заговорили о государстве, давайте посмотрим, что делают власти конкретно для того, чтобы привлекать молодых специалистов на село. В том числе и тем, которые не хотят, но которым можно предложить какие-то варианты. Итак, у нас в гостях председатель комитета по бюджету, налогам и финансам Заксобрания Амурской области Татьяна Фарафонтова. Татьяна Павловна, нам известно, что молодым специалистам, уезжающим на село, сегодня дается 150 тысяч единовременной субсидии и поддержка в течение двух лет ежемесячно. Какие существуют еще меры поддержки?
— Меры поддержки разносторонние. И прежде чем я отвечу на этот вопрос, я слышала вопросы, которые задавались Александру Николаевичу. Я хочу сказать, что я в свое время тоже приехала работать в село после окончания Благовещенского сельхозинститута и 20 лет проработала в селе, о чем не жалею. И начало карьеры, и первые дети появились в селе, все творческие начала рождались там.

— Татьяна Павловна, у меня такой вопрос — в этом году субсидия составляет 150 тысяч, в предыдущие годы была, насколько я знаю, 46. Решили увеличить, потому что не поехали?
— Решили увеличить, потому что мы видим все инфляционные процессы, которые происходят в области, и решили увеличить только оттого, что вас молодых на селе ждут, и мы понимаем, что без поддержки государства никто из вас не поедет. За 46 тысяч поехали, но мало. И мы понимаем, что и жилье хотели бы комфортнее, и благоустройство чтобы было на селе, поэтому надо эту субсидию увеличивать.

— Откройте секрет, в будущем планируется увеличение?
— Увеличение планируется, и сейчас мы отрабатываем проект «Ипотека для молодых учителей». Все слышали, наверное, «Учительский дом», «Земский доктор». Планируется и первоначальный взнос компенсировать молодым учителям, и процентные ставки. Самое главное — кроме средств областного бюджета привлекать средства федерального.

— 150 тысяч единовременной субсидии каждому молодому специалисту — это огромные деньги из бюджета. Мы говорим о том, чтобы самым низкооплачиваемым должностям, нянечкам, например, зарплаты повысить на тысячу рублей в месяц, на это уйдет 330 миллионов рублей из бюджета, но на сельских специалистов мы тратим больше. Несмотря на то, что даже если они приедут в село, поработают 5-10 лет и все равно потом вернутся в город. Так может, эти деньги стоило бы тратить на пенсии, стипендии, как-то по-другому распределить. Зачем затаскивать в село такими затратами налогоплательщиков?
— Я считаю, что это не затаскивать, а привлекать. Для человека должна быть там какая-то изюминка, он должен почувствовать, что его там ждут. А как он это почувствует? Он должен знать, что как молодой учитель, он из стимулирующей части фонда оплаты труда получит больше, что его заработную плату доведут до средней в школе.

— Татьяна Павловна, понятно, что хотят молодые люди в селе. Но мы пытаемся понять все-таки, почему молодые люди не едут из города в село. Вопрос следующий — вы, Александр Николаевич, ваше поколение, вы бросали большие города, за идею ехали в село? Сейчас мы платим такие деньги, а молодые специалисты не едут в село, в чем проблема? Что не так? Вопрос, наверное, для всех.
Т.Фарафонтова: Ну, если я первая получила этот вопрос, то я отвечу. Мое видение: вы знаете, все-таки то воспитание, которое раньше было заложено во мне, и те основы, которые пропагандировались, был какой-то зов души поехать в село. И я уже точно знала, что там буду строить карьеру, смогу там расти, но у меня еще и было желание работать на селе.
А.Синьков: Во-первых, быть хорошим механизатором и дояркой было престижно, им давали медали, их поощряли, заинтересовывали. Это растворялось в общей массе, и люди считали, что хотят быть доярками, свинарками, строителем или учителем на селе. Вот эта идеологическая составляющая упущена. Сейчас надо об этом говорить.

— К сожалению, у нас есть люди, которые не только не хотят ехать в село, но и приезжают в город из села. У нас в гостях Екатерина Ващенко, которая теперь уже городской житель. Она снимает здесь квартиру, работает, воспитывает ребенка и ни за что не собирается возвращаться на свою малую родину в Тамбовку. Как получилось так, что приехали в город? Что вас толкнуло на это?
— Получилось так, что я воспитывала одна ребенка, так как первый муж у меня умер. Мне было очень тяжело одной поднимать все это, работы нет, денег нет. Пришлось оставлять ребенка свекрови и ехать в город.

— Вы приехали в город — что-то изменилось в вашей жизни?
— Конечно. Я как-то и сама выросла, появилось свое мнение. Я забрала ребенка, потому что нашла работу, вышла замуж. Мне стало проще, ребенка в 1 класс отправила. Все получилось, и я считаю, что жизнь удалась. Или я жила бы в деревне, где не было работы, никакого уважения. Тяжело так жить, потому что там ты ничего не значишь.

— Мы сегодня много говорили о том, что государство поддерживает специалистов, которые уезжают в село. Сейчас если вам предложат деньги, квартиру в селе, вы готовы поменять город на село?
— Нет. Я не хочу туда возвращаться. Для ребенка моего там нет никакого будущего. Он будет смотреть только на этих алкашей, которые ходят за бутылками каждый день. Культуры никакой в деревне нет.

— Денис и Екатерина, у меня к вам другой вопрос — а вам не кажется, что в городе реализовать себя еще сложнее?
Д.Пустовалов: Это действительно так, но и возможностей тоже больше.
Е.Ващенко: И возможностей больше, и продвинуться можно. А там какой карьерный рост? Колхозный? Колхоз он не для меня. Я не готова отдать себя полностью.

— Я думаю, что в зале есть вопросы для наших гостей.
Вопрос из зала: Здравствуйте. У меня такой вопрос — вы говорите о большом количестве работы на селе, но говорите, как правило, о работе на земле либо работе со скотом. Что я, получив высшее образование, например, медицинское, буду делать на селе? Какой рост у меня может быть?
Т.Фарафонтова: Можно я отвечу. Например, вы — медик, закончили нашу медицинскую академию и поехали работать в Поярково. Там сейчас нет врача-хирурга, есть только хирург-травматолог. Приезжаете вы работать. Во-первых, учитывая, что эта профессия очень востребована на селе, вы можете развиваться, получать профессиональный опыт. Во-вторых, там всегда проблема, кто будет главным врачом. Сколько уже врачей меняется, работают уже в возрасте женщины, которые еще моих детей обслуживали. Вот именно там надо расти.

— Так едва ли подвинутся эти женщины в возрасте, чтобы их теплое место главврача занял приехавший молодой специалист.
Т.Фарафонтова: А я бы и не советовала молодому специалисту сразу из города становиться главврачом. Я бы предложила сначала поучиться года три, увидеть, как ты будешь жить в коллективе, способен ли ты коллектив организовать. Если вы сможете руководить тремя людьми, а сможете ли вы возглавить больницу? Там вы это почувствуете. Не надо тянуть на село вот так искусственно. Вспомните мои слова. Вы почувствуйте, что вам хочется туда ехать, что вы хотите попробовать себя, сможете ли вы как хирург оперировать. Ведь те фильмы, которые раньше были. Хирург на селе, человек умирает, и молодой специалист его спасает. Вот тогда у молодого специалиста что-то взыграет в душе, он — человек, он может.

— Вас убедили?
Вопрос из зала: Нет, не совсем. Если я получил такую узкую и важную специальность, например, дермато венерология или диетология, что я опять же буду делать на селе? Неужели там настолько много людей, которые хотят решить свою проблему с правильным питанием, либо у них сложные проблемы с кожей?
Т.Фарафонтова: Вы знаете, проблем очень много на селе. И там много уже успешных людей, которые задумываются и об этих проблемах. Вы не думайте, что там не нужен парикмахер, диетолог, косметолог. Они уже нужны, потому что у людей появился достаток, они стали ездить по миру, они все видят. Они не закрыты сегодня в деревне.

— Мы много послушали сегодня. Здесь много молодежи в зале. Кого-то из вас прельщает перспектива 150 тысяч рублей субсидии, по 7 тысяч ежемесячно прибавка к зарплате? Можно построить свой дом, можно открыть свое дело, стать главой сельсовета, наверное, даже… Молчание…
Вопрос из зала: Допустим, сейчас, например, пошли такие специальности. Вот наша специальность уже третьего поколения — пиарщики. Что нам делать в деревне, если даже в нашем маленьком городе, грубо говоря, делать нечего. И мы хотим наоборот куда-то рваться.
Т.Фарафонтова: Вот вы, например, пиарщик, а молодой человек, который будет вашей парой — зоотехник. И вы приезжаете в ту же Тамбовку и идете работать в редакцию местной газеты, где постоянно не хватает корреспондентов, и начинаете писать, потому что вам как пиарщику это очень близко. А вы в селе будете жить, только потому, что там хочет жить мужчина. Не надо сейчас рассуждать, что «я захотела в отрыве от всего», нет. Я потянулась за мужем, но я должна там состояться, потому что я — личность. Может иногда и так надо рассуждать?

— Как можно устроиться в селе и нормально жить? Об этом нам расскажет наш следующий гость Ольга Гордиевич. В свое время она вместе с мужем уехала в село. Тогда у нее не было ни кола, ни двора, а сейчас она очень знаменитый и известный человек. При этом она не работает ни скотоводом, ни агрономом, ни по другим специальностям, которые мы привыкли себе представлять. Скажите, пожалуйста, как случилось так, что вы все-таки уехали из города в село? При каких обстоятельствах?
— Мы с мужем жили и работали в Благовещенске, я — продавцом на рынке, он — монтажником в фирме по установке окон. В один прекрасный момент решили, что снимать жилье дорого и решили поехать в село Ивановка, так как муж оттуда. Потом решили открывать свою фирму по установке окон. В той фирме, где он работал монтажником, мы стали дилерами, работаем с 2005 года. В дальнейшем открыли магазин в Константиновском районе. В данный момент у нас двое ребятишек. Декретного отпуска я, конечно же, не видела. А так продолжаем работать, трудиться. В принципе, сейчас я имею все, что мне нужно для жизни.

— Сколько вам было лет, когда вы туда уехали?
— 22 года. У меня очень хороший муж, мы друг друга понимаем, поддерживаем, поэтому меня ничего не пугало. У нас бизнес семейный. Мы до сих пор работаем вместе, рука об руку. Всегда друг друга поддерживаем, выручаем.

— А как вы бросили все-таки Благовещенск? Это же непросто.
— Ну, почему? Просто. За что держаться, если здесь ничего нет? С друзьями мы до сих пор дружим. Сейчас если мы решим поужинать с ними, они сели на машину и приехали.

— Все-таки я думаю, что Александр Николаевич прав, и это вопрос менталитета. Есть люди, которых тянет к земле, и поэтому они находят все плюсы в том, чтобы уезжать в село. А есть люди, которых никак не тянет, и их никаким калачом туда не заманишь, даже за 150 тысяч.
Е.Ващенко: Мне, например, здесь сейчас хорошо. Я снимаю здесь жилье. Сначала снимали коммунальную квартиру, чтобы полегче было, но дороже. Сейчас мы нашли дом на земле. И можем посадить ту же картошку, как в деревне.

— Ольга, вы хотите прожить в селе всю жизнь?

— Да. На город я не претендую абсолютно. У меня есть возможность здесь купить квартиру, но я даже не думаю об этом.

— Юрий, а вы хотите прожить в селе всю жизнь?
— Да. Почему бы и нет. Я сейчас вступил в программу, весной начну строить дом со всеми условиями, чтобы не таскать уголь, поставить электроотопление и все.
Т.Фарафонтова: Это же не ссылка. Вы не поймите, что сегодня цель передачи кого-то искусственно взять и пересадить в деревню. Там не ждут людей, которые не хотят работать. И цель передачи — не затянуть узкого специалиста в деревню. А может, в нем и правда нет необходимости. Не в деревню, про которую мы говорим про пьяниц. И в городе пьяниц достаточно. А в деревню, которая в настоящее время что-то может. Там строятся дома, туда приходит бизнес, там развиваются люди, поднимают залежи, которые были брошены. Вот такие люди нам нужны в деревне.

— Когда мы спрашиваем, можно ли жить и работать в селе, ответ для Амурской области таков — жить можно, потому что жилье строится, работать можно, потому что субсидии даются. По старой памяти девяностых мы до сих пор видим, что деревня разваливается, более того, у нас есть такой стереотип. И неизвестно сколько еще денег государству придется заплатить за то, чтобы об этом времени больше ничего не напоминало. Это было ток-шоу «Вам слово» и его ведущие Алена Рябова и Александр Воронин. До свидания.
Расскажите редакции "Порт Амура" о том, что увидели, услышали, узнали. Ваша новость может выйти на сайте агентства!
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Ваш комментарий

Защита от автоматических сообщений
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Комментарии

Korvin
Цитировать Имя
Korvin, 02 марта 2012 в 11:39
хотя бы 150 000 баксов давали , тогда может выпускники вузов и согласятся, а кто за 150 тыс. рублей то поедет? на эти деньги только 1 комнату может и можно отремонтировать, и то чисто по-конски...
0 0
ирина
Цитировать Имя
ирина, 02 марта 2012 в 13:36
меня бы эта сумма никак не заманила в деревнь.вот тас так 500 можно было бы
0 0
GangstaCrazy
Цитировать Имя
GangstaCrazy, 02 марта 2012 в 15:42
Синьковский бред весьма потешен.
0 0
Кино и сцена
ТВ программа
Когда амбициозный молодой юрист берется за большое дело против влиятельного и безжалостного исполнительного директора крупной фармацевтической компании, он оказывается втянут в мир шантажа и коррупции.
Есть пути, которые не отыщешь на картах. Есть цели, которые укажет только любовь. «Одиссея» — самый масштабный приключенческий проект современного французского кино. История героя, открывшего человечеству «второй космос». Его экспедиции вдохновили миллионы. Его главное путешествие осталось тайной.

Первопроходец. Мечтатель. Бунтарь. Легендарный Жак-Ив Кусто: его корабль, его открытия, его настоящая Одиссея.
1942 год. Во время опасной миссии в Северной Африке разведчик Макс встречает участницу сопротивления Марианну. Их чувствам суждено подвергнуться тысяче испытаний, главным из которых станет испытание правдой…
29 декабря в 13:00 в ОКЦ покажут детскую музыкальную сказку "Щелкунчик".  
10 декабря в ОКЦ выступит студия танца "Траффик" с программой "Взрослые и дети". Начало в 19:00.
В ОКЦ для детей и их родителей пройдет новогодняя сказка "Двенадцать месяцев".