В сельской местности работать не хотят даже за приличную зарплату

«У нас каждый год хозяйства не могут найти пастуха за 40 тысяч в месяц»
06 июня 2013, 20:55
3826 5
Амурская область, 6 июня, portamur.ru. Что такое жизнь и работа в деревне? Низкие зарплаты, отсутствие благоустроенного жилья, до места работы пешком, ну и так далее — стереотипы, прочно «вбитые» в головы за многие годы, особенно перестроечные. На днях в Интернете было опубликовано объявление: «В село Волково требуются порядочные непьющие работники по уходом за животными и операторы машинного доения». Требования: ответственность, бережное отношение к животным, желание работать. Взамен на это предоставлялось жилье, развоз транспортом предприятия и главное — достойная даже для областного центра зарплата от 25 тысяч рублей. «МК на Амуре» по указанному в объявлении телефону узнал немало любопытного. 

Текучка


Выяснилось, что предприятие, объявившее вакансии, — одно из крупнейших в Приамурье, «АНК-холдинг». Ему требуются ветсанитары, ветврачи, дояры, водители, механизаторы и рабочие по уходу за животными. Предлагаемая зарплата — от 20 до 30 тысяч. Обеспечивается жилье и доставка работников транспортом предприятия.  

— Несмотря на предоставляемые нами условия, текучка кадров по этим специальностям довольно высокая. Всего в нашем животноводческом комплексе работают порядка ста человек, — рассказывает начальник отдела по управлению персоналом Жанна Коробкова. — И только в течение года уволены были около 40 сотрудников, чаще всего по причине пьянства, из-за которого, соответственно, начинаются прогулы. Увольняли мы их, впрочем, очень лояльно, «по собственному желанию».  

Вакансии, по словам Жанны Юрьевны, в холдинге есть постоянно. По данным о наличии свободных рабочих мест на май этого года, предоставленным областным минсельхозом, в АНК требуются 16 человек. Компания строит жилье для своих сотрудников, предоставляет полный соцпакет, если ферма находится в отдалении — персонал доставляют на место работы. Но тем не менее не все сельские жители стремятся занять свободные рабочие места, а если и устраиваются — то ненадолго.  

— В Приамурье есть свой аграрный вуз, выпускников там каждый год немало. Однако часто они приходят на предприятие «пустыми», практики очень мало, либо они проходят ее не так, как надо, — размышляет первый заместитель министра сельского хозяйства Амурской области Тамара Муленкова. — Мы каждый год приходим с консультациями в ДальГАУ, сельхозколледжи, и спрашиваем: «Где вы намереваетесь работать и сколько хотите получать?» Все как один говорят: «График с восьми до пяти и зарплата от 40 тысяч». Удивительно, как можно выставлять такие требования, когда у тебя совсем нет опыта за плечами? У работников нашего министерства, у тех, кто трудился после учебы в районах, и то средняя зарплата 25 тысяч. Неужели студенты, выбравшие профессию в сельскохозяйственной сфере, думали, что работа будет с нормированным графиком и в уютных кабинетах? Но, для того чтобы оказаться на тепленьком, по их мнению, местечке, нужно о сельском хозяйстве знать не понаслышке, все познается только на практике. Такая «непрестижная» профессия может стать довольно существенным источником дохода, а если приложить максимум стараний и трудолюбие, то и поспособствует карьерному росту. Но нашим студентам нужно все и сразу. Именно поэтому из-за стереотипов выпускники так охотно остаются в городе, идут работать продавцами, мерчендайзерами, официантами и далее по списку.  

Ветврач или мерчендайзер?

С проблемой недостаточно подготовленных кадров работники многих предприятий пытаются бороться самостоятельно, отправляя стажеров на учебу. Однако и это не всегда помогает.

— Помню, взяли выпускника ДальГАУ, он проработал у нас некоторое время, и мы его отправили для повышения квалификации на учебу в Санкт-Петербург. Он благополучно отучился, и, отработав у нас несколько месяцев, уволился, — вздыхает Коробкова. — Причем, бывает и так, что уходят работать куда-нибудь в киоск за пять тысяч в месяц. Подобных случаев, к сожалению, много. Не так давно мы «переманили» к себе в Грибское специалиста с западной части России, устроили на руководящую должность, предоставили квартиру, зарплату достойную назначили, заключили бессрочный трудовой договор. Надеемся, что этот сотрудник останется у нас. Вообще найти хорошего работника — задача непростая. Люди считают работу в аграрной сфере непрестижной. Лучше будут ездить в Благовещенск за несколько десятков километров за низкую зарплату, нежели пойдут работать на ферму. «Вставать в пять утра, неприятный запах» — вот главные аргументы против предлагаемых нами вакансий.

Правда, часто бывает так, что сельские жители не только отказываются трудиться на фермах, но и вовсе предпочитают «свободный образ жизни», перебиваясь пособиями по безработице и случайными заработками. «Зеленый змий» — одна из главных проблем, по мнению многих работодателей, из-за которых сельчане не хотят работать.

— Одни живут на пенсию родителей, другие вскапывают огороды за плату, или дрова колют, даже на кладбище подрабатывают — могилы копают, — рассказывает о жителях села Сергеевки управляющий КФХ «Есин» Вячеслав Арефьев. — Нашему предприятию очень нужны водители сельхозтранспорта. Найти человека с нужной подготовкой не так просто, мы ищем их среди «вахтовиков». Предлагаем им работать у нас, а не месяц через месяц в другом регионе. Зарплату ставим хорошую 30-40 тысяч. Так нашли бульдозериста, водителя грузовика. Отдельный вопрос — это конечно, алкоголь. Был у нас случай, когда в запои уходил очень ценный сотрудник, и для того чтобы не потерять его, мы оплатили ему лечение. Пока, тьфу-тьфу-тьфу, не пьет.

Несколько лет подряд амурских аграриев выручала иностранная рабочая сила, однако, квота на нее уменьшается с каждым годом. В 2008 году зарубежных работников было 21 тысяча 432, 2012-м — 13 тысяч 189, в этом — уже 12 тысяч 724 человек. Почти в 17 раз уменьшилась численность иностранных рабочих, занятых в сельском хозяйстве. В строительстве — в 2,8 раза, в торговле — в три, в лесном хозяйстве — в четыре, в сфере общественного питания — в 3,1 раза.

— С китайскими гражданами проще всего, они приезжают только на заработки, не пьют, ответственные, — заявила Жанна Юрьевна. — Сложнее с уроженцами Узбекистана. Их всегда что-то не устраивает, много просьб и претензий. Главная проблема в работе с нашими соотечественниками — это пьянство. Увольнения рабочих по этой причине происходит чаще всего.

24-летний Андрей Куценко из Возжаевки Белогорского района закончил ДальГАУ два года назад, получив профессию ветеринарного врача, сейчас работает продавцом-консультантом в магазине спортивных товаров. Зарабатывает в месяц 17 тысяч, снимает комнату в Благовещенске, за которую отдает восемь тысяч. Парень прочитал объявление о вакансиях в «АНК», но оно его не впечатлило.

— Я уже и забыл, как с животными работать, да и не хочется, если честно, — признался он. — В коровниках грязь месить, зимой в пять утра вставать — кто на это согласится?

Аргументы насчет бесплатного жилья, работе по прямой профессии, полученной в университете и зарплате, которая значительно выше, чем нынешняя, Куценко не заинтересовали:

— Что в деревне делать? Ну получу я эти 25, и куда я их там буду тратить? — вопрошает парень. — Вечером на лавочке с дворовыми собаками да алкашами сидеть? И вообще не зря же я высшее образование получал, чтобы потом в деревню переехать.

Как это было

Работа на селе сейчас ассоциируется у молодых людей с какой-то беспросветностью. Тамара Муленкова вспоминает, как она после окончания Благовещенского сельхозинститута (нынешнего ДальГАУ) по специальности экономист-организатор отправилась с супругом по распределению в село Чесноково Михайловского района.

— Нам предоставили половину дома на земле, без удобств. Муж устроился агрономом в совхоз «Прибрежный», а я там год проработала картотетчиком в мастерской, затем меня взяли экономистом по хозрасчету, — говорит замминистра. — Прожили там шесть лет, затем переехали в Серышевский район. Тогда распределение выпускников в сельскую местность воспринималось по-другому. И условия были хуже, не такие как сейчас. Сегодня выпускникам, пожелавшим работать на селе, каждый месяц дают подъемные, они могут вступить в программу и получить жилье. Но тогда был существенный плюс: в селах проживало очень много молодых людей, сверстников, а значит и много друзей, приехавших вместе. Плюс к тому — работали добротные дома культуры, спортивные организации, в общем, было чем заняться.

Но так дело обстояло в советское время. Глава Благовещенского района Сергей Адаменко вдоволь «хлебнул» нелегкого постперестроечного режима. Закончил он Благовещенский сельхозинститут в 1993 году по специальности агроном-ученый. При наличии красного диплома Сергей Владимирович по распределению имел право выбрать любой район на свое усмотрение.

— Мне предлагали работу в Благовещенске, в аспирантуре, но я решил работать в учебном хозяйстве института, в Гродеково, — рассказывает Сергей Адаменко. — Там назначили агрономом по защите растений. Я хотел состояться как специалист, а для этого нужно было очень много практиковаться. Мне нравилась эта работа, и когда переезжал, не смущало ни отсутствие жилплощади, ни разваливающиеся кругом хозяйства. Проработал там шесть лет, потом переехал в село Удобное, где живу и сейчас.

Основная причина, по которой наши соотечественники не хотят работать на селе, по мнению Адаменко — это психологический фактор. Поколение 20-30-летних не раз слышало от родителей о том, что от сельского хозяйства толку мало. У многих еще остались в памяти месяцы без зарплаты, закрывающиеся одно за другим хозяйства.

— Тогда большинство бывших работников колхозов пытались зарабатывать как могли. И до сих пор остался стереотип, что работа в сельском хозяйстве — это что-то ненадежное. В деревнях нашего района немало безработных — сидят на пособиях, и их дети это видят, думают, что это нормально. У нас каждый год хозяйства не могут найти пастуха за 40 тысяч в месяц! Причем, со сменным графиком работы. Люди лучше будут перебиваться с хлеба на воду, чем скажут, что они работают в колхозе.

По данным областного минсельхоза, в мае этого года на предприятиях АПК требуются официально 146 человек. В то же время всего в области насчитывается 14615 безработных, из них 7580 (51 процент) — сельское население. Приблизительно, средняя зарплата — 17,5 тысяч рублей, в диапазоне от шести до сорока тысяч — в зависимости от специальности.

Расскажите редакции "Порт Амура" о том, что увидели, услышали, узнали. Ваша новость может выйти на сайте агентства!
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Ваш комментарий

Защита от автоматических сообщений
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Комментарии

Arbitr
Цитировать Имя
Arbitr, 06 июня 2013 в 21:12
Народ немного приф-л, все хотят юристами и менеджерами, потеряли деревню нах....Молоко, мясо из-за границы. Политика, блин..
0 0
obs
Цитировать Имя
obs, 07 июня 2013 в 00:13
Зарабатывает в месяц 17 тысяч, снимает комнату в Благовещенске, за которую отдает 8 тысяч.

На оставшиеся 9 житуха, конечно, супер...
0 0
южная
Цитировать Имя
южная, 07 июня 2013 в 09:11
Цитата
obs пишет:
Зарабатывает в месяц 17 тысяч, снимает комнату в Благовещенске, за которую отдает 8 тысяч.



На оставшиеся 9 житуха, конечно, супер...
А ещё сколько на продукты и проезды до работы уходит. Зато городской.
0 0
Тимур
Цитировать Имя
Тимур, 07 июня 2013 в 09:21
Видать до пенсии хочет по съемным хатам мотаться, а потом бац - старый, больной, бездомный, никому не нужный.....
0 0
dalinoboihik
Цитировать Имя
dalinoboihik, 07 июня 2013 в 19:00
До состояния пастуха или кочегара надо во первых докатится, а во вторых кто за 40 тысяч с 5 утра до 9 вечера в седле или пешком в дождь ,ветер,холод ,жару на лугу коров чужих пасти с конца апреля до середины сентября и самое главное кому охота отвечать за чужой скот ,ушла ,убежала, украли ,отравилась корова отвечает пастух ,корова стоит минимум 20 тысяч рублей.
0 0
Кино и сцена
ТВ программа
Ольга, русская аристократка, эмигрантка и участница французского Сопротивления, во время неожиданной проверки арестована нацистами за то, что прячет еврейских детей. В тюрьме ею увлекается Жюль, француз-коллаборационист, который ведет ее дело и в обмен на интимные отношения, кажется, готов смягчить ее участь. Ольга готова на все, чтобы избежать пыток, но ее надежда на свободу быстро рассеивается, так как события принимают неожиданный поворот.

Ольгу отправляют в концентрационный лагерь, где ее жизнь становится адом. Там неожиданно для себя она встречает Хельмута, высокопоставленного немецкого офицера СС, который когда-то был безнадежно влюблён в нее и до сих пор ее любит. Между ними завязываются странные, болезненные отношения. Хельмут решает бежать с Ольгой, хотя она уже перестала надеяться на спасение. Однако постепенно представление Ольги о Рае неотвратимо меняется.
Это история любви старлетки, которая между прослушиваниями подает кофе состоявшимся кинозвездам, и фанатичного джазового музыканта, вынужденного подрабатывать в заштатных барах. Но пришедший к влюбленным успех начинает подтачивать их отношения.
Сюжет пьесы можно пересказать двумя фразами: «Любовная лодка разбилась о быт» и «Семья — как Пизанская башня: падает, падает и никак не упадет». Бурное и внезапно возникшее выяснение отношений супругов длится около двух часов – как раз на такое время была объявлена задержка рейса авиалайнера в Рим...

А дальше – всё возможно, даже семейное счастье.
Группа Би-2 подготовила и представила публике новую концертную программу, получившую название Best of.

На выступлениях Best of звучат все главные песни или greatest hits из всех выпущенных Би-2 альбомов — от ранних пластинок до последних на данный момент студийных изданий #16плюс. Сет-лист концертов состоит из более чем 20 композиций — причем, некоторые из песен музыканты не исполняли со сцены уже более 10 лет!

Помимо музыкальной составляющей концертов Best of зрителей ждут и новая сценография, и световое шоу, подготовленное Би-2 специально для этой программы, а также неизменно мощный рок-н-ролльный «живой» звук, которым славятся все выступления Би-2!