Я все знаю...
0 0

В каждом доме есть шкаф. А в нем скелет. А бывает и несколько. Скелетов. А бывает и не скелетов. Стоит ли их вытаскивать? Мож лучше там пусть остаются?

Вика пришла под утро. Тихо разулась, прошмыгнула в ванную, долго стояла под упругой струей ледяной воды. Тело не чувствовало холода, зато мыслям требовался охладитель. Душа тоже пылала… стыдом… и кажется раздраем. Не могла она больше молчать. Сейчас или никогда. А дальше будь что будет…

…Стас и Вика долго не размышляли. Заявление в ЗАГС подали сразу после выпускного. Кажется, другой сценарий даже не предусматривался. Они почти не расставались последние два года. Рука об руку в школу и обратно. Даже то, что должно было случиться и в конце концов случилось на родительской даче, воспринималось как неизбежная закономерность.

Родители обоих пытались встретиться на нейтральной территории и обсудить создавшуюся ситуацию. Но дети четко дали понять: «Мы сами». В общем-то и решать ничего пришлось — последствий не приключилось. Зато оба сразу выросли в глазах друзей и подружек. Еще бы — ведь они первые!

Потом друзья и подружки долго ходили следом, отлавливая то обоих, то по отдельности. Интересовались: «Как оно?». Но в ответ лишь молчание: «Все слишком лично». И серьезно. А потому заявление в ЗАГС на второй день после выпускного. Документы относили всем классом. И Мишка Разуваев орал от радости так буд-то это он женится, а не Стас. И Светка Мартиникова краснела от счастья, что это она будет «подружкой» невесты.

И ведь они с Мишкой были следующими. Сколько у них сейчас? Четверо? Или пятеро? Не подкачали свидетель со свидетельницей. Сделали все как надо. В брачную ночь. И все ради жениха с невестой. Да только поздно было счастье ковать…

…Закир попался что называется под руку. Этот южанин нравился Вике еще в школе. Очень галантный, модно одетый, блестящий. Он много раз строил ей гримасы вежливости, но рядом вечно крутился Стас. Как всегда застиранный и заношенный. Хоть исключительно аккуратный. Да шут с ней, с его застиранностью. Главное ведь не пьет, да не курит. Вон и мама твердила, что «парень додельный, а остальное наживете». И нажили. Скоро сорок, а двуспальная кровать, большая и просторная появилась лишь недавно. Ее поставили вместо скрипучего дивана, который был свадебным подарком от всего класса.    

В общем был грех с Закиром. За два дня до свадьбы. Когда девичник и пьяное веселье. Лишь утро как упрек… и бред Закира про руку и сердце. Но как же Стас? Его не бросишь. Да еще и на глазах всего класса. Вальс Мендельсона разучивали хором.

Забыть южанина и выбросить из головы? Но как? Ведь все же приключилось.

Теперь то приключение готовится сдавать зачет. И очень походит на Закира. Сегодня ночью он вновь твердил про руку и сердце. Спустя двадцать лет. На встрече выпускников. Все такой же галантный и блестящий. А еще богатый и деловой. В большой машине и неплохими видами на будущее. И ведь ее почти ничто не держит. Дочка выросла, а Стас почти сосед. Даже на встречу выпускников не пошел.

Но ведь не девочка уже, чтоб в омут головой. Ей 37. Нормальная семья. Конечно без излишеств, но жаловаться грех: работа, дочь студентка… снова Стас. Слегка поседевший и малость обрюзгший. Но в целом мужик нормальный. Зарабатывать, конечно, не умеет, но в делах домашних надежней чем морская пехота…

…Он даже не вздрогнул, когда она вышла из ванной. Охолонувшая и протрезвевшая. От встречи выпускников. Стас точно сосед. Гремит чайной ложкой и что-то лениво пережевывает. Щас уйдет на работу и не задаст ни одного вопроса. Как это было много лет подряд. Хотя почему много? Ведь это он всю жизнь рядом. Ворчит на нее и на… чужую дочку. Потому что долго копаются или не сделали уроки. Не сварен вовремя обед или попрятаны снасти. Но он ни разу не забыл про день бракосочетания. Где гуляли всем классом, и она — Вика уже была беременна.

А еще по дурацки улыбается когда пытается поздравить с Днем Рождения. Ее — Вику поздравить. И дочку тоже. Чужую. Как-то раз в Деда Мороза нарядился. В августе. Дурак, дураком, но дочка хохотала. Интересно догадывается ли он? Что она чужая? Она не похожа на него. Она на Закира похожа. Как две капли воды. Такая же смуглая, стройная и темпераментная. А Закир про нее даже не спросил. Хотя знает. Точно знает!

Но сколько можно молчать? Двадцать лет тайны и обмана — для одной слишком тяжелая ноша. А может плюнуть на все? Да подойти — обнять. Стаса обнять — соседа. Все такого же застиранного и заношенного. Но исключительно аккуратного. Обнять как год… как два… как пять лет назад. Как же давно это было. Она не успела ничего проговорить…

— Я знаю…, я все знаю, — порыв уткнулся в откровенность. — И весь класс знает. Потому и не пошел на встречу. Стыдно...

Но ведь не оттолкнул. Погладил по руке. И грубо, неумеючи... поцеловал в ладошку.

— Вика, спускайся! Я тебя внизу подожду, — это он дочку. Сейчас вновь пойдут рука об руку. Она в университет. Он на работу, рядом с университетом. Потребует чтоб застегнулась — ветер, а потом ангина. Она в ответ: «Пап, я же не ребенок!» Обратно тем же маршрутом…  

.

Если хотите оставлять комментарии, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь пожалуйста!
Видео
Путь (http://):
Картинка (http://):
Ширина:
Высота: