Кимирсенический бизнес
1 0

Тяжело ли вести бизнес в стране, которую называют тоталитарной? Или которая только-только начала избавляться от плановой экономики?...
Я уже несколько раз писал о том, что в КНДР несколько лет назад наметились подвижки в экономике. Причём - по так называемому китайскому пути. Теперь вести хозяйство в деревне можно даже небольшой группой в (минимум) 4 человека. То есть - семьёй. И если есть у тебя руки, то вырастишь немало. А отдавать нужно не всё, как раньше, а всего 30-40%. В некоторых странах налоги и побольше будут!.. В той же промышленности теперь директорам разрешено напрямую работать с иностранными покупателями (но только на экспорт из страны), устанавливать свои цены и даже зарплаты работникам на своё усмотрение. А то лет двадцать подряд зарплата была на уровне 3-4 кило риса на рынке. И как тут не уйти в тень?
Но это всё внутренний мир. Там (в России это особенно известно по 90-м) может быть такое, что и никакими словами не описать. А вот есть же и иностранный капитал.
И раз уж Ким ЧенЫн давеча на съезде ТПК высказался за активное привлечение иностранного капитала, расскажу, как в КНДР появилась сотовая связь (далее основываясь в том числе и на данных корееведа А.Ланькова)...

В конце ноября 2015 года египетская компания Orascom, занимающаяся строительством и телекоммуникациями, опубликовала свой годовой отчет, одна из фраз которого привлекла немалое внимание во всем мире. В отчете было сказано, что «с точки зрения руководства фирмы, Orascom лишилась контроля над операциями Koryolink». Koryolink – это с 2008 года главный провайдер услуг сотовой связи в Северной Корее, и заявление Orascom, похоже, означает, что один из самых масштабных и успешных инвестиционных проектов в истории Кореи постигла именно та судьба, которую ему неоднократно предрекали пессимисты.
Ситуацию можно описать вполне однозначно: как только система сотовой связи в КНДР заработала и стала приносить ощутимую прибыль, северокорейская сторона поступила с Orascom так же, как она в прошлом уже не раз поступала со многими другими слишком успешными инвесторами, – проект отжали у изначальных владельцев.
Если кто-то думает, что отжали "по всем правилам рейдеров", нифига! Вообще нифига! Всё проще намного.

В январе 2008 года Orascom создала с северокорейской государственной Компанией по делам почты и телекоммуникаций совместное предприятие Koryolink, которое должно было развернуть в КНДР сеть мобильной телефонии. 75% акций предприятия принадлежало египтянам. До этого такая попытка уже предпринималась в конце 1990-х годов, но в 2004 году руководство КНДР неожиданно прекратило работу системы сотовой связи и конфисковало сотовые телефоны у населения. С этого времени и до появления Koryolink в КНДР действовала лишь небольшая сеть на несколько сотен абонентов, доступная только высшему чиновничеству.
Koryolink начала свою работу в декабре 2008 года, и к концу месяца в сети было 6 тысяч абонентов. После этого сеть расширялась стремительно – свою роль играло и улучшение экономического положения страны, и быстрый рост полулегального частного бизнеса. Поначалу услуги Koryolink были доступны только чиновничеству и удачливым предпринимателям, но вскоре система стала действительно массовой, доступной и семьям среднего достатка. По состоянию на середину 2015 года Koryolink заключила более трех миллионов договоров на обслуживание. Реально число абонентов несколько меньше, чем число договоров, но в любом случае их сейчас не менее двух с половиной миллионов – десятая часть всего населения страны.

Между тем египтяне ещё установили стеклянные панели на 105-этажную гостиницу «Рюгён». Строительство этой гостиницы было заморожено в конце 1980-х годов, так что почти четверть века над Пхеньяном возвышалась исполинская серая бетонная пирамида с пустыми глазницами окон и неработающим краном на вершине. Orascom прикрыла все это безобразие стеклом. Внутри по-прежнему нет ничего, но со стороны сооружение выглядит сейчас куда приличнее.
Вот здесь гостиница ещё похожа на египетскую же пирамиду:



А вот тут уже ничего так:



Успех сотовой связи вызвал немалый ажиотаж в мировых СМИ. Редакторам нравились фотографии, на которых симпатичные и слегка полноватые пхеньянские барышни щебетали что-то в мобильник. Эти фотографии контрастировали с закрепившимся за КНДР образом то ли «живого ископаемого» из эры сталинизма, то вечно голодающей страны с иррациональной политикой – и этот контраст увеличивал тиражи изданий.
Отношение властей КНДР к успеху проекта было тоже самым положительным. Президент Orascom Нагиб Савейрис был приглашен Маршалом Ким Чен Иром на обед, и на первых порах пользовался максимальным расположением властей КНДР. Пока Orascom вкладывала в проект деньги и передавала технологии, никаких проблем не было. Они предсказуемо появились в тот момент, когда руководство Orascom решило, что хочет получить свою долю прибыли.


Поскольку компания оказывает услуги на внутреннем северокорейском рынке, прибыль она получает в северокорейских вонах, то есть в валюте, абсолютно бесполезной за пределами страны. К концу 2014 года на северокорейских счетах Orascom накопилось 58 млрд северокорейских вон, которые Савейрис решил вывести к себе.
Поначалу северокорейские власти пытались решить проблему по-хорошему, убеждая Савейриса в том, что ему же будет лучше, если эти деньги будут просто реинвестированы в какой-то другой проект в КНДР. Однако миллиардер отказался, и тогда во весь рост встал вопрос о том, по какому именно курсу следует считать прибыль. Курсов в КНДР два – признанный государством, но на практике малоприменяемый официальный курс, который составляет 130 вон за доллар, и рыночный курс, по которому за доллар дают примерно 7–8 тысяч вон (разница более чем 50-кратная).
Понятно, что в Orascom потребовали менять деньги по официальному курсу, который использовался в расчетах до этого, а северокорейская сторона заявила, что применит только рыночный курс, официально несуществующий. Если принять условия Orascom, то компании Савейриса причитается примерно полмиллиарда долларов, а если принимать условия северокорейской стороны, то всего лишь $10 млн.



Требования обеих сторон тут представляются не слишком реалистичными, и они вполне могли бы стать основой для торга, но на торг северокорейская сторона не пошла. Напротив, уже с начала 2014 года на Orascom стали давить. Сначала были резко повышены цены за аренду офисных помещений, которые и так находились вполне на уровне Токио (и рассчитывались, конечно, по тому самому официальному курсу, который в других случаях северокорейская сторона отказывалась применять). Потом в нарушение соглашений, предоставлявших детищу Orascom монопольные права, была создана еще одна компания сотовой связи. Вскоре новая компания влилась в Koryolink, и египтяне потеряли там контрольный пакет.

Дальше - уже известно. И выведено в начале этой истории... Orascom считает, что инвестиции ушли. Между прочим, не у них одних. Хотя в таких объёмах - наверное впервые. Вот, к примеру...

В 1970-х годах шведы по своей глупости без предоплаты поставили в КНДР большую партию автомобилей «вольво» и промышленного оборудования. Результатом этой скандинавской доверчивости стало то, что в те времена в советском посольстве называли «крупнейшим угоном автомобилей в мировой истории». Эти «вольво», находящиеся в весьма почтенном состоянии, и поныне иногда можно увидеть на улицах Пхеньяна, а шведское правительство все еще пытается получить те деньги, которые не были выплачены 40 лет назад.

А если брать из таких случаев совсем недавние, то в августе 2012 года Чжоу Фужэнь, миллиардер, самый богатый человек в китайской провинции Ляонин, и президент корпорации «Сиян» (Xiyang) (между прочим, корпорация намеревалась чуть ли не миллиард долларов инвестировать и в Забайкальский край, но воз и ныне там), опубликовал материалы о том, как северокорейские партнеры отобрали его бизнес. «Сиян» построила в КНДР железнорудный рудник, но, как только этот рудник начал работать и приносить прибыль, северокорейские власти потребовали изменения условий контракта. Китайская сторона на это не согласилась, и тогда северокорейская сторона выдворила из страны китайский персонал и установила контроль над предприятием. Убытки составили около $40 млн. Взбешенный Чжоу Фужэнь (скорее всего, с согласия китайских властей) опубликовал материалы о скандале, но никакого воздействия на северокорейскую сторону это не оказало. Пекин пытался защитить незадачливого инвестора по дипломатическим каналам, но как раз тогда отношения между Пекином и Пхеньяном испортились, и успехи у китайских дипломатов оказались примерно такими же, как и у их шведских коллег.

То есть, корейцы дурят всех! Причём простым и самым проверенным способом. В конце концов, можно взять товар, а потом выбросить мобильник в реку... И всё... В крайнем случае (я слышал, но не нашёл нигде подтверждения) просто репрессировали и расстреливали человека, который вёл переговоры.
- Вы с кем вели переговоры?
- С Ли!
- К нам претензий не может быть! С ним и ведите дальше переговоры! Он - враг народа! И расстрелян! Но если встретите его, скажите, что в бюджет ещё должен 7 вон и 33 чона.

Одна из важнейших проблем северокорейской внешней торговли – постоянная и неистребимая склонность северокорейской стороны к обману своих партнеров. Подобные действия воспринимаются как патриотическая лихость, и мало кто задумывается о том, к каким последствиям подобные акции могут привести в долгосрочной перспективе. Неоднократно приходилось сталкиваться с тем, что северокорейское начальство попросту в принципе не думает о таких вещах, как кредитный рейтинг и деловое доверие, которые для них являются совершенно бессмысленными и, где-то, даже смешными категориями.

Есть байка, в которой северные корейцы (а точней Сон Тхэ-бин) кинули на деньги русских (а точней - дальневосточных генералов)...
История эта якобы случилась в начале девяностых годов, вскоре после распада Советского Союза, когда у нас, на российских просторах, шло массовое разворовывание и распродажа государственного и военного имущества. Квак Мун-хван (это такой важный был дядька - бывший высокопоставленный военный, ныне эмигрант в Сеуле) рассказывает о том, что тогда на контакт с внешнеторговыми ведомствами северокорейских вооруженных сил (а именно в таком ведомстве занимал пост тогда еще молодой Сон Тхэ-бин, крупный северокорейский внешнеторговый работник) вышли российские генералы из Дальневосточного военного округа. Генералы эти предложили выставили на продажу большую партию военных грузовиков, примерно 800 автомобилей. Сон Тхэ-бин, который вел переговоры, сразу же понял, что генералы ведут переговоры по собственной инициативе и собираются положить деньги себе в карман. Он не скрыл от своих российских партнеров то, что данное обстоятельство ему ясно и использовал его для того, чтобы раз в десять сбить первоначальную цену предложения. В итоге грузовики, если верить байке Квак Мун-хвана, были проданы за 5 тысяч долларов штука, то есть более-менее по цене металлолома.

В ходе переговоров Сон Тхэ-бину стало ясно, что генералы с Дальневосточных просторов не понимают во внешней торговле ничего от слова «совсем» (что очень характерно для военных, которые частенько просто думают, что слишком умные, но не могут этого доказать на деле). Поэтому Сон Тхэ-бину убедил их согласиться не на оплату наличными, которую генералы изначально подразумевали, а на оплату аккредитивом (letter of credit). С аккредитивом должен был работать банк в Макао, специализирующийся на сделках с Северной Кореей.

Здесь и ждала вороватых генералов хорошо рассчитанная засада. Дело в том, что аккредитивы существует двух видов, о чём генералы, конечно же, не имели представления. Сон Тхэ-бин выдал им весьма экзотический документ – отзывной аккредитив (ныне вроде бы, и вовсе не существующий, кстати, а тогда – крайне редкий). Как только документы были оформлены, а грузовики своим ходом прибыли в КНДР, Сон Тхэ-бин отозвал аккредитив, сделав таким образом платёж невозможным и оставив в своём (точнее, государственном северокорейском) кармане те четыре миллиона долларов, которые он после долгих переговоров все-таки пообещал заплатить ворюгам-генералам. Генералы осознали, что их, как говорили в то времена, «кинули», но сделать ничего не смогли, что вполне предсказуемо.

Список этот можно продолжать. Но даже таких историй хватит, чтобы понять, почему под дверьми КНДР не стоят инвесторы в ожидании диалога:


- Ты кто?
- Инвестор!
- Чего хочешь?
- Хочу, барин, у тебя открыть завод! Прибыль приносить!
- Валяй!
...
- Ты кто?
- Я завод у вас открывал.
- Не помню такого!
- Но было! И теперь прибыль хотелось бы...
- А ну пшёл вон! Нищеброд! Скажи спасибо, что не расстрелял! Захочешь открыть ещё один свечной заводик - приходи на следующей неделе!
- Слушаюсь, барин!...
Видео
Путь (http://):
Картинка (http://):
Ширина:
Высота:
26.08.2016 15:22:00
0 0
Мне вообще жаль северокорейцев. Живут без интернета, без шоубиза, без отдыха за рубежом. Хотя кто-то наверняка скажет-как же им повезло!!! :crazy:
26.08.2016 16:26:00
0 0

Интернет у них есть. И шоу-бизнес у них тоже есть.
Правда, как и выезд за рубеж, у них и то, и другое несколько своеобразны)))


Блоги
Страницы: 1 2 3 4 5 853 След.

Кино и сцена
ТВ программа
Уже немолодой школьный учитель музыки Джо Гарднер всю жизнь мечтал выступать на сцене в составе джазового ансамбля. Однажды он успешно проходит прослушивание у известной клубной певицы и, возвращаясь домой вне себя от счастья, падает в люк и умирает. Теперь у Джо одна дорога - в Великое После, но он сбегает с идущего в вечность эскалатора и случайно попадает в Великое До. Тут новенькие души обретают себя, и у будущих людей зарождаются увлечения, мечты и интересы. Джо становится наставником упрямой души 22, которая уже много веков не может найти свою искру и отправиться на Землю.

Возрастное ограничение: 6+
Удивительные вещи, созданные в технике резьбы по кости и дереву завораживают своим внешним обликом, заставляют снова и снова вглядываться в изящество линий, рассматривать орнамент, находя все более интересные штрихи.

Дом ремёсел приглашает всех желающих посетить первую персональную выставку работ из природного материала Гудкова Юрия Семёновича «Я мастер?».

На выставке взору зрителей предстанут  работы в технике резьба по кости и дереву. Гости увидят необыкновенные по своей красоте природные мотивы, сюжеты народных сказок, скульптуры зверей. Отличительной особенностью экспозиции станет то, что мастер работает ещё и в масштабе миниатюр -  создаёт работы маленьких размеров на абрикосовых косточках.

Ждем Вас в Доме ремесел по адресу ул.Красноармейская 159/3, справки по тел: 44-00-03, 6+.

Посещение выставки проходит малыми группами с соблюдением всех санитарно-эпидемиологических норм. Вход на выставку свободный.

Подробности: gdkamur.ru, vk.сом/gdkamur, @gdkamur28, ok.ru/gdkamur, а также по тел.: 52-54-13, 8 968-246-26-54.
1984 год. Диана всё ещё грустит по погибшему Стиву, борется с мелким криминалом и работает в музее Смитсоновского института. Однажды она знакомится с новой коллегой Барбарой, специалисткой широкого профиля, которой поручено изучить новые артефакты. Среди древних предметов оказывается загадочный кристалл, который исполняет желания. Так к Диане внезапно возвращается Стив, а застенчивая и неуклюжая Барбара обретает невероятную силу, сноровку и привлекательность. Но за волшебным кристаллом охотится бизнесмен Максвелл Лорд, и у него имеются очень коварные планы на этот артефакт.

Возрастное ограничение: 12+
Во второй части зрители узнают об истоках древнего зла, с которым героям пришлось столкнуться в первом фильме, увидят новые уголки сказочного Белогорья, и станут свидетелями захватывающих схваток с участием былинных богатырей.

Возрастное ограничение: 6+