Менеджмент по-курляндски
0 0

Разбирали недавно со студентами тему «Эпоха дворцовых переворотов». Один из сюжетов показался весьма актуальным:

В 1730 году, не оставив наследников, неожиданно скончался император Петр II. Династия Романовых пресеклась по мужской линии. Придворные олигархи - члены Верховного тайного совета были в замешательстве: они никак не могли найти подходящей для них кандидатуры на трон. Вдруг вспомнили про четвертую дочь царя Ивана V (брата и соправителя Петра I) Анну Иоанновну (1693–1740).

В 1710 году августейший дядюшка из внешнеполитических соображений выдал ее замуж за герцога Курляндского Фридриха Вильгельма, который скончался вскоре после свадьбы. Досуг вдовствующей герцогини скрашивал ее фаворит Эрнст Иоганн Бирон (1690–1772). Хитрый и умелый обольститель, он так ловко очаровал герцогиню, что та вскоре совсем потеряла голову. Курляндский двор постоянно испытывал нужду, поэтому Анне Ивановне часто приходилось, унижаясь, выпрашивать финансовой поддержки в Петербурге.

По дальновидным соображениям верховников бедную вдову следовало пригласить на престол при условии подписания ею кондиций – документа, который ограничивал бы ее самодержавие. Таким образом, вся полнота власти сохранялась в руках Верховного тайного совета. Анна Иоанновна, буквально нищенствовавшая в Курляндии, долго обдумывать приглашение не стала. Она приняла все условия, собрала вещи и отбыла в Россию. Ее сопровождали верные курляндские бароны во главе с любимым Бироном.

В день коронации, когда об условиях Верховного тайного совета узнали в гвардии, императрица разорвала кондиции, разогнала Верховный тайный совет и объявила себя самодержавной царицей. Эта мужеподобная, недалекая женщина правила Российской империей десять лет, вошедших в историю под названием «бироновщина».

Новоиспеченная императрица более не желала доверять русским вельможам и предпочла перепоручить все дела в государстве своим верным курляндцам. Саму императрицу политика интересовала мало. Все главные решения в стране принимал Бирон. Самонадеянный, эгоистичный и тщеславный иностранец не снискал симпатии у придворных, однако дружба с русскими вельможами его заботила мало. Он прекрасно справлялся с ролью влюблённого в царицу фаворита, однако больше всего его интересовали власть, богатство и слава.

Роскошь русского двора времен Анны Иоанновны поражала приезжих иностранцев. Царица тратила огромные суммы на наряды, требуя и от придворных одеваться по последней моде. Она устраивала пышные балы, застолья, удивляя гостей всевозможными деликатесами и самыми изысканными французскими винами.

Дни свои императрица проводила в глупейших развлечениях и устраивала все новые и новые забавы. Так, зная об особой расположенности императрицы к разговорчивым девицам, во дворец привозили девушек, которые могли умело вести самые непристойные разговоры, рассказывать невероятные истории и болтать без остановки. Царица была большой охотницей до болтовни и сплетен и находила в этом особое удовольствие. Радовали ее и шуты. Карлики и горбуны, калеки и уродцы безотлучно находились при царице, выполняя любую ее прихоть. Чего стоит только одна нелепая свадьба шутов в ледяном доме.

Еще одной забавой русской царицы была охота. Для этого со всей России ко дворцу привозили всевозможных животных, которых потом выпускали в лес, а Анна Иоанновна охотилась на них с превеликим удовольствием. Особенно она любила стрелять по пролетающим возле дворца птицам, для чего в каждом зале для нее оставляли заранее приготовленные заряженные ружья.

Императрица просыпалась рано, подолгу валялась в постели, неодетая и нечесаная. Потом она пила кофе, затем несколько часов рассматривала свои драгоценности и только к обеду принимала министров. Подписав, не читая, бумаги, царица направлялась к Бирону. Ближе к вечеру царица вызывала фрейлин и приказывала одевать ее и причесывать. Ленивая от природы, Анна Иоанновна мало заботилась о своей внешности. По свидетельствам современников, она была тучна и неопрятна.

Особо заботили императрицу ее собственная безопасность и спокойствие во дворце. Анна Иоанновна боялась заговоров, поэтому всесторонне поощряла шпионаж и донесения. За малейший намек либо подозрительный жест, как-либо затрагивающий царицу, людей казнили или отправляли в ссылку. В течение десяти лет ее правления было казнено более тысячи человек. Ещё двадцать тысяч отправили в изгнание.

Бирон принимал в расправах самое активное участие. Он и дальше бы вершил государственные дела, если бы не внезапная кончина императрицы. Случилось это совершенно неожиданно 17 октября 1740 года.


На мой взгляд, в России существует несколько типов женского руководства. Есть расчетливые и грамотные Екатерины Алексеевны, которые сами строят свою карьеру. Есть справедливые и жизнерадостные Елизаветы Петровны, которых создает команда. А есть Анны Иоанновны - ущербные замухрышки, которых достают невесть откуда в расчете на их управляемость, а они вместо этого в обнимку с жуликоватыми Биронами начинают размахивать скипетром как кавалерийской шашкой.

Встречались ли вам примеры подобного менеджмента в наши дни?
Если хотите оставлять комментарии, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь пожалуйста!
Видео
Путь (http://):
Картинка (http://):
Ширина:
Высота:
19.11.2013 23:35:00
0 0
5 лет жизни отдала работе с  "Анной Иоанновной"  в качестве руководителя, знаете, еще один важный пунктик, такие люди обожают все делать руками и мозгами других людей (мерзость).  Бороться устала, ушла в декрет!!!!!! ;)
19.11.2013 23:40:00
0 0
Я только что удалил комментарий-фотографию Алексея Аврамова. Алексей, приношу свои извинения. Надеюсь на понимание.
20.11.2013 00:02:00
0 0
Понимаю.
20.11.2013 14:56:00
0 0

Блоги

Невежество чаще даёт уверенность, чем знание, или эффект Даннинга-Крюгера
Florence Foster Jenkins (1868 - 1944) — американская пианистка и певица, одна из самых первых представительниц т. н. «аутсайдерской музыки» (outsider music), ставшая известной благодаря полному отсутствию музыкального слуха, чувства ритма и певческого таланта. Несмотря на это, сама себя она считала непревзойденной вокалисткой.
Голос Флоренс был уникальным в том смысле, что никто до неё не осмеливался так петь. У неё напрочь отсутствовали музыкальный слух и чувство ритма, и она совершенно не могла держать ноту.
«Она кудахтала и вопила, трубила и вибрировала», — писал критик Даниель Диксон в декабре 1957 года, вспоминая мадам Дженкинс.
«Когда приходило время петь, она забывала обо всем. Ничто не могло её остановить. Она думала, что она великая артистка», — рассказывал аккомпаниатор Косме МакМун.
Смех публики, доносящийся из зала, Флоренс расценивала как проявление профессиональной зависти.


Блоги
Страницы: 1 2 3 4 5 850 След.