В объятиях президента Лукашенко
0 0

В объятиях президента Лукашенко

Едва Юрий Мостославский вернулся из Северной Кореи, дорога позвала его в Белоруссию. Точнее, позвала коллега по газете Татьяна Судакова, которая очень прилично писала и входила в первую пятерку самых острых и качественных перьев «Амурской правды».

Уговорить редактора на столь финансово затратную командировку особого труда не составляло. А. П. Дроздов интуитивно чувствовал, что ребятки привезут массу интересных материалов, которых так не хватает газете, а это, пусть опосредованно, но все же может положительно сказаться на тираже. К слову, тираж «Амурки» к 1998 году заметно снизился и от 50 еще недавних тысяч ее читателей и почитателей, осталось вдвое меньше.

Планов громадье

Что касается Белоруссии, то на бывшую советскую республику было планов, что называется, выше крыши. Юрий с Татьяной хотели пообщаться с местными жителями и передать им привет от амурских белорусов, давным-давно приехавших в область по переселению. Мечтали побывать на Минском транспортном заводе (МТЗ) потому как эта техника присутствовала, в том числе и в Амурской области в несметных количествах.
Журналисты горели желанием попасть в какой-нибудь рядовой колхоз и посмотреть чем здесь дышат аграрии. Были планы встретиться с самим батькой Лукашенко и его супругой – учительницей. Конечно же, пробраться партизанскими тропами в зону отчуждения, пострадавшей от Чернобыльской аварии. Вместе с тем, Татьяна мечтала добраться до одной деревеньки, откуда родом отец и «проинспектировать» ее по части родственников, которые могли там оставаться до сих пор. Что-то было в тех планах еще по мелочи, но самое основное перечислено выше. Плюс ко всему нужно добавить, что рабочих дней было крайне мало – не более четырех, так что работать предстояло оперативно, опираясь на журналистский опыт, а главное – на удачу.

В Администрации Президента, куда журналисты обратились сразу по прилету в Минск, российских посланников внимательно выслушали, оформили для приличия бейджики и пообещали помочь.



Единственное сразу предупредили, что с Самим им встретиться не светит, тактично объяснив, что у Александра Григорьевича плотный рабочий график. В переводе на русский это означало, мол, кто вы такие ребятки и с какого перепуга Лукашенко стал бы с вами общаться. В общем, настроение от «экскурсии» в Администрацию было несколько омрачено, потому как без личного контакта с Батькой, командировку можно было считать проваленной, даже если остальные пункты плана удались бы. Покидая заведение, Юрий с Татьяной еще раз попросили начальника пресс-службы поискать окошечко для встречи с Лукашенко, и тот пообещал, что если появится хоть малейшая возможность, то он сразу даст знать. Короче, утешил на прощание.

МТЗ удивил

Экскурсию на Минский тракторный завод устроили быстро. Привезли и все показали. Журналисты думали, что увидят все те же трактора, которых полно в каждой амурской деревне, но сильно в том ошиблись. Им продемонстрировали «космическую» технику, которой они еще не видели. Оказывается, что уже в конце 90-х белорусы делали трактора европейского уровня: с комфортными кабинами и кондиционерами; от огромных и мощных до фермерских «малышек»… Вся продукция была выстроена, как на параде, сверкая стеклами и зеркалами, поражая линиями и формами, заставляя любоваться и восхищаться творением рук человеческих.





Казалось бы, что у МТЗ все хорошо, ведь у такой современной техники должен быть отличный спрос. Увы, все оказалось намного прозаичнее и безрадостнее. Сбыт продукции завода по жизни был ориентирован на рынок СССР, тот развалился, и ни о каких госзаказах и централизованных поставках речи уже не шло. На продвинутом Западе и своего добра хватало, и трактора «Белорусы», пусть даже и продвинутые, там были не нужны. Поэтому со сбытом в МТЗ было все плохо, уныло и бесперспективно.

Руководство завода, узнав, что у них в гостях журналисты из Амурской губернии, в которую раньше массово отгружалась их продукция, несколько воодушевились, нагрузили кучей буклетов, попросили это дело растиражировать в прессе и непременно рассказать о дне сегодняшнем МТЗ высшему руководству области. Журналисты дали обещание и по приезду выполнили его.

Первый пункт белорусской программы был выполнен, он был легким в исполнении, достаточно познавательным, но не главным.







На следующий день журналисты прогулялись по Минску, оценили чистоту и столичную архитектуру, заглянули на местный вещевой рынок и слегка потратились. Татьяна прикупила себе кофточку, потому как на улице было не по сезону прохладно, а Юрий раскошелился на модные джинсы турецкого производства, на случай если все же состоится встреча с Лукашенко. Ну, а не состоится – лишними не будут.

Жена президента

Убив несколько часов, журналисты решили съездить в пригородную деревеньку, где по раздобытым сведениям проживает и работает учительницей истории и русского языка супруга президента. Почему Галина Родионовна Лукашенко жила в деревне, а не в Минске? Тогда этого вопроса не стояло, наоборот так было даже лучше, потому как в деревне в плане общения все намного проще. Так им казалось. Юрий с Татьяной сели в автобус и спустя некоторое время уже дышали свежим воздухом окружающей природы. У местных жителей они поинтересовались домом супруги президента, те показали рукой направление и сказали, что мимо не пройдете.



Мимо этого дома пройти, действительно, было сложно – его окружал высоченный забор, из-за которого была видна лишь крыша дома. Едва журналисты приблизились к ограде, из калитки вышел охранник. На вопрос о присутствии Галины Родионовны, человек сказал, что ее нет дома, и когда будет никто не знает. Юрий с Татьяной побрели в направлении автобусной остановки, интуитивно чувствуя, что за ними наблюдают и провожают. Вполне вероятно, что охранник тогда сказал правду, потому как в 1998 году жена Александра Лукашенко возглавила отдел облисполкома города Могилева по оздоровлению населения. Но журналисты об этом не знали, да и знать не могли.

Лукашенко собственной персоной

Вечером, пожалуй, уже третьего дня командировки, в гостиничном номере Татьяны раздался телефонный звонок. На проводе был тот самый начальник пресс-службы, который сообщил, что завтра Александр Григорьевич будет принимать стадион и если есть желание на него взглянуть со стороны и сфотографировать, то на месте нужно быть за час потому как все дороги и подъезды к стадиону будут наглухо перекрыты.



Это была если не удача в чистом виде, то уже кое-что. Юрий напялил новые джинсы, Татьяна – кофточку и часа за два до начала мероприятия они уже топтались у ворот центрального минского стадиона, то ли с нуля построенного то ли капитально отремонтированного к какому-то международному соревнованию. Время тянулось медленно, но все же притянулось к назначенному часу. Тишину ожидания разорвали милицейские сирены, и на прилегающую площадь вкатился президентский кортеж. Двери черного лимузина распахнулись, и показался батька Лукашенко – высокий, молодой и энергичный.



Широким шагом он проследовал на стадион – все остальные за ним. Юрий сделал несколько кадров, Татьяна же в это время старалась приблизиться к президенту максимально близко, протискиваясь сквозь плотные ряды местных журналистов. Ей было важно слышать, о чем говорит со строителями Лукашенко. А, тот говорил, что «информационные банеры болтаются, как трусы на заборе» и это безобразие нужно переделать. Потом он пообещал обязательно кого-то наказать, потому что эти «безмозглые» недоделки и переделки стоят больших денег, а их в стране не много. Затем Батька подошел к центру футбольного поля и пнул по мячу, этот символичный удар означал, что стадион готов. Далее Лукашенко пригласили оценить новую спортивную форму, предназначенную для выступления белорусских атлетов на зимней Олимпиаде в японском Нагано.

Момент истины

По пути в трибунное помещение, где должно было состояться дефиле, Татьяна улучила момент и окликнув по имени отчеству Лукашенко, ринулась к нему. Тот обернулся и увидев несущуюся к нему девушку несколько задержался на месте. Расстояние между президентом и журналисткой с диктофоном в руке стремительно сокращалось и когда между ними оставалось совсем чуть-чуть, Татьяна споткнулась, полетела вперед и оказалась в объятьях президента.

Начальник пресс-службы пояснил Лукашенко, что это и есть та самая журналистка из Амурской области, которая мечтала задать несколько вопросов. Александр Григорьевич спросил Татьяну, почему ее не держат ноги, та ответила, что сильно замерзла. Лукашенко улыбнулся и сказал, что сибирячки не должны мерзнуть. В общем, Татьяна заняла самое вакантное место рядом с президентом и пока все шли под трибуну, она задала свои вопросы, правда от волнения обратилась к Александру Григорьевичу – Александр Георгиевич. Местную прессу это сильно передернуло, но сам президент не обиделся.
Татьяна сияла от счастья – у нее все получилось.

Спортивную форму представляли настоящие олимпийские чемпионы и чемпионы мира. Лукашенко почти все понравилось, однако он придрался к пуговицам на которых были изображены двуглавые российские орлы. «Это что за курицы здесь, - обратился он с ярко выраженным негодованием к организаторам дефиле, - убрать и пришить с белорусским гербом». Те объяснили, что, мол, немного не успели, а новые пуговицы уже заказаны.

Теперь, когда журналисты поставили галочку на самом важном, практически невыполнимом, белорусском задании им осталось попасть в зону чернобыльского заражения и отчуждения, вход или въезд в которую и по сей день строго запрещен.

О прогулке по радиоактивной пыли и вкусе местных грибов с гарниром из цезия и плутония читайте в следующем материале.

Блоги

Если хотите оставлять комментарии, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь пожалуйста!
Видео
Путь (http://):
Картинка (http://):
Ширина:
Высота:

Блоги
Страницы: 1 2 3 4 5 849 След.