Друг, глаза и уши: как амурчанин живет с собакой-проводником

Мужчина, потерявший зрение, рассказал о своем компаньоне
24 мая 2020, 15:02
3430
Жизнь благовещенца Игоря Коломыцина разделилась на «до» и «после» несколько лет назад. Мужчина попал в ДТП и получил серьезные травмы. Но страшнее всего оказались последствия — Игорь Юрьевич катастрофически терял зрение. Но мириться с жизнью инвалида амурчанин не стал — и в этом ему помог совсем еще молодой лабрадор Шэл.

Шэл — собака-проводник, глаза и уши хозяина. Его задача — помочь человеку ориентироваться в пространстве и избегать опасностей, подстерегающих незрячего человека. Корреспондент «Порт Амура» поговорил с Игорем Коломыциным и узнал, можно ли на самом деле сродниться с собакой и как дорого обходится такое родство.



Болезнь

С Игорем Юрьевичем мы встречаемся на набережной Амура, за зданием столовой пединститута. Сразу заметно, что это не совсем обычные хозяин и собака: на здоровенном черном лабрадоре надета специальная шлея с ручкой. На самом видном месте — знак с красным крестом и надписью «собака-проводник слепого». «Ищи лавочку», — командует хозяин. Шэл послушно находит незанятую скамейку.

Игорь Коломыцин рассказывает, что начал терять зрение после ДТП несколько лет назад — ударился головой о стекло.

— Началось отслоение сетчатки. Сделали четыре операции в хабаровской клинике Федорова. Но все в рубцовую стадию перешло. И мне сказали — все, Игорь Юрьевич, бесполезно. Но я не успокоился, отправили документы и снимки в Москву, в институт Гельмгольца. Там крутили-вертели, тоже сказали, что бесполезно, бесперспективно. Отправили документы профессору Мулдашеву в Башкирию. Там комиссия посмотрела и прислала  ответ — лечение бесперспективно, ожидается только ухудшение со временем. Ну, оно и началось. Левый глаз уже полностью ослеп, правый – силуэты где-то еще проглядываются. Медико-социальная комиссия пришла к выводу, что мне положена первая группа инвалидности бессрочно. А когда дают бессрочную группу, то появляется право на получение собаки, — делится Игорь Коломыцин. 

Школа

В фонде социального страхования благовещенец заполнил анкету — рост, вес, с кем проживает, есть ли дома животные, какой характер у человека, какой образ жизни – активный или «диванный». В марте Игоря Юрьевича пригласили в подмосковную Балашиху — там, в микрорайоне под названием Купавна, находится школа собак-проводников.

— Москва — город дорогой. С деньгами помогли депутаты Законодательного собрания области Александр Синьков и Андрей Домашенкин, депутат Госдумы Андрей Кузьмин. В качестве сопровождающего со мной поехал Владимир Лучников, мой друг детства. Больше никто не соглашался. Помогал мне там во всем. Восемь часов летели в Москву. Купавна — одна из лучших в Европе школ. Инструкторы — умницы, директор — молодец. И со следующего дня после приезда началось обучение. Познакомили нас Шэлом — он был самым крупным и активным. Мне достался единственный мужчина-инструктор, самый строгий. Мне все сказали — все, сейчас будешь получать по полной программе, — рассказывает Игорь Юрьевич.

Шэла начали готовить к работе с пятимесячного возраста. Обучение заняло год. Каждый день — курсы, общая тренировка, занятия в «городке» с имитацией автобусов, метро, железнодорожных вагонов и улиц. 

— Шэла мне отдали полуторагодовалого. Два дня с ним гуляли по маршруту, знакомились. Вместе ходили на лекции, на общий курс — в ангаре отрабатывали команды «ко мне», «рядом», «место». Но он хитрый такой, я положу шлейку, скажу — «место», он ляжет в первый раз. Лежит. Потом говоришь — «ко мне!». Он подбегает, получает лакомство. Говоришь опять «место!». Он отходит, но уже не к шлейке, а старается поближе лечь. Чтобы потом быстрее к сыру подбежать.

Человек и собака нашли общий язык практически сразу же.

— На ночь мне его отдали только через два дня. Инструктор его помыл, привел: «Все, теперь он с вами». В столовую, на лекцию, в номер — везде вдвоем. Я ему понравился, и я его полюбил. На второй день, как мне его отдали, я только вышел на улицу — так этот завыл на всю Купавну. Он теперь и дома от меня ни на шаг не отходит. Спит возле дивана. Ночью руку опустил — Шэл рядом. В ванную, на балкон иду — Шэл сзади пыхтит, не отпускает ни на шаг.



Город

Каждый день Игорь Юрьевич и Шэл проходят примерно по восемь километров — гуляют утром, в обед и вечером. Пес должен привыкнуть к обстановке, к городу, выучить маршруты, по которым ходит человек. Обучение собаки будет идти еще года два, пока знания не дойдут до автоматизма.

— Сейчас стараемся выучить побольше маршрутов, пока я еще хоть что-то подглядеть могу. Чтобы он уже все знал, когда сетчатка отомрет окончательно. Должен подойти к дороге и остановиться, увидеть препятствие — остановиться. Должен знать, где нужный поворот, искать скамейки, знать дорогу домой. Реагирует, если я что-то роняю или из кармана что-то выпало — подает в руки. К Благовещенску Шэл привыкал недели две, сейчас уже все знает. Новый маршрут достаточно 2-3 раза пройти, чтобы он его запомнил, — объясняет благовещенец.

С собакой-проводником по закону можно заходить везде. Проблемы с магазинами из-за Шэла у Игоря Коломыцина возникли всего два раза. 

— Ларек недалеко от нас есть, не пустили. Я позвонил в 112, ребята из полиции пришли, провели беседу и вопрос был снят. Потому что если второй раз будет жалоба от инвалида, что его гонят, то предусмотрен очень серьезный штраф. Потом еще в один супермаркет охранник нас не пускал. Там уже покупатели вступились — мол, вы что, не видите, что это за собака? А в самолете из Москвы летел у меня в ногах. Нас первых завели в самолет, показали, где можно сесть. Восемь часов страдал — ни размяться, ни попить, ни в туалет не сходить, — говорит Игорь Коломыцин. 

Дома

Собака-проводник должна знать только своего хозяина и членов его семьи. Посторонним нельзя его гладить и уж тем более — кормить. Игорь Юрьевич дает мне кусочек сыра, и я пытаюсь угостить Шэла. Пес делает трагическую морду и отворачивается.

Собаку нужно любить, но и не давать поблажек. Человеческую семью пес воспринимает, как стаю, а у стаи должен быть вожак.

— Он только один раз у нас залаял. Когда прилетели, дверь открыли, он кота увидел - да как гавкнет на него. Вася чуть в обморок не упал. Залез на стенку и там жил первый месяц. А потом ничего, сдружились. Сейчас Вася приходит из его чашки пить. На лекциях инструктор говорил – «запомните, пройдет несколько месяцев, и они объединятся в банду. Будут подставлять друг друга». Вася будет делать пакость, чтобы досталось Шэлу. Шэл, когда сообразит, будет делать пакость, чтобы досталось Васе, — рассказывает горожанин.  



Дорогой друг

Содержание собаки-проводника обходится инвалиду недешево. Собаке нужен хороший корм, медицинское обслуживание, иногда — лечение. Государство выделяет инвалидам зрения деньги на содержание собак — около 20 тысяч в год. Но многое на это не купишь

— Сейчас приходит, жара — это сразу начинаются проблемы со шкурой. Надо кормить гипоаллергенным кормом — семь тысяч рублей стоит мешок на месяц. А добавьте еще ветеринарное обслуживание: лечение, осмотры – все проходит платно. Денег, которые выделяют «федералы», катастрофически не хватает. Инвалид покупает нужное со своей пенсии — сам не доешь, а собаке отдашь. Многие слепые находят спонсоров, меценатов, — говорит Игорь Коломыцин.
 
В некоторых регионах России незрячим из областных бюджетов выделяют дополнительную помощь. Как считает Игорь Юрьевич, деньги для региона получаются небольшие, а помощь инвалидам — ощутимая.

— На Камчатке немного собак и губернатор внес на них статью расходов — сделали ровно такую же доплату, как выделяет федерация. Люди сразу стали нормальные корма покупать, собаки стали меньше болеть. Многие регионы заключают договоры на обслуживание собак-проводников с ветклиниками. Осмотр, вакцинирование, прививки – оплачиваются из областного бюджета. У нас всего четыре  собаки — в Талакане, Свободном и две в Благовещенске. Для области получаются небольшие деньги, — перечисляет он.
 
С этим предложением Игорь Коломыцин уже неоднократно ходил к властям региона. Но пока что дело с мертвой точки не сдвинулось. Впрочем, амурчанин не теряет надежды договориться. Шэл для него — намного больше, чем просто питомец.

— Это же мои глаза и уши. Отведет, приведет. Да и сам уже не один, начинаешь вести себя более активно. И никакой депрессии теперь, — заключает благовещенец. 

Информация предназначена для лиц старше 18 лет. Курение вредит вашему здоровью.
Расскажите редакции о том, что увидели, услышали, узнали. Ваша новость может выйти на сайте агентства!
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Ваш комментарий(нужна регистрация)

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Кино и сцена
ТВ программа