Сегодня 71 год мог исполниться писателю и журналисту Сергею Довлатову

47-й день рождения отметит американский актер, сценарист и продюсер Чарли Шин
03 сентября 2012, 08:37
620 6
3 сентября, portamur.ru. Сергей Донатович Довлатов родился 3 сентября 1941 года в Уфе, в семье театрального режиссера Доната Мечика и литературного корректора Норы Довлатовой. С 1944 года жил в Ленинграде. В 1959 году Сергей поступил на отделение финского языка филологического факультета Ленинградского университета имени Жданова, но через два года был исключен за неуспеваемость, пишет calend.ru.

После армии Довлатов поступил на факультет журналистики ЛГУ, работал в студенческой многотиражке морского технического университета «За кадры верфям», писал рассказы.

В начале 1970-х Довлатов жил и работал в Эстонии. Вернувшись в Ленинград, он писал прозу. Журналы отвергали его произведения. Набор его первой книги был уничтожен по указанию КГБ Эстонской ССР.

Довлатов публиковался в самиздате, а также в эмигрантских журналах «Континент», «Время и мы». В 1978 году из-за преследования властей Довлатов эмигрировал, поселился в Нью-Йорке, где стал главным редактором эмигрантской газеты «Новый американец». Одна за другой выходили книги его прозы. К середине 1980-х годов он добился большого читательского успеха, печатался в престижном журнале The New Yorker.

За двенадцать лет эмиграции издал двенадцать книг в США и Европе. В СССР писателя знали по самиздату и авторской передаче на Радио «Свобода». Сергей Довлатов умер 24 августа 1990 года в Нью-Йорке от сердечной недостаточности. Похоронен на еврейском кладбище «Маунт Хеброн» в нью-йоркском районе Квинс.

***


Чарли Шин родился 3 сентября 1965 года в Нью-Йорке. Его первое появление на экране состоялось в 9 лет. В 1974 году Чарли дебютировал на телевидении. Однако серьезные роли ему начали предлагать только лишь 10 лет спустя, он появился на большом экране в 1979 году в фильме Фрэнсиса Форда Копполы «Апокалипсис наших дней», сообщает dateinfo.ru.
 
Телевизионная карьера актера началась с фильма «Молчание сердца». Прорывом молодого актера признана лента Оливера Стоуна «Взвод», так же хорошо была оценена еще одна работа этого режиссера с участием Шина — «Уолл Стрит». Сейчас в фильмографии актера значатся уже более 40 картин, однако не все из них пользовались успехом у зрителей и критиков.

Чарли Шин — стопроцентный американец и играет себе подобных с юных лет. Его кинематографическая «автобиография» своего рода портрет усредненного, типизированного американца. Главной особенностью его является обыкновенность.

Расскажите редакции "Порт Амура" о том, что увидели, услышали, узнали. Ваша новость может выйти на сайте агентства!
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Ваш комментарий(нужна регистрация)

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Комментарии

Smile_G
Smile_G, 03 сентября 2012 в 11:59
Какое совпадение: и Довлатова люблю, и Чарли Шина люблю!!!
0 0
kuzen_konduktor
kuzen_konduktor, 03 сентября 2012 в 12:20
Довлатова трудно не любить ))
photo81.jpg (13.29 КБ)
0 0
Елена Войтенко
Елена Войтенко, 03 сентября 2012 в 16:38
Довлатов, любимый, обожаемый, прекрасныыыый! Из раннего, "Хочу быть сильным":

"С физкультурой было покончено, и я написал рассказ. Что-то было в рассказе от моих ночных прогулок. Шум дождя. Уснувшие за рулем шоферы. Безлюдные улицы, которые так похожи одна на другую…

Бородатый литсотрудник долго искал мою рукопись. Роясь в шкафах, он декламировал первые строчки:

— Это не ваше — «К утру подморозило…»?
— Нет, — говорил я.
— А это — «К утру распогодилось…»?
— Нет.
— А вот это — «К утру Ермил Федотович скончался…»?
— Ни в коем случае!
— А вот это, под названием «Марш одноногих»?
— «Марш одиноких», — поправил я.

Он листал рукопись, повторяя:

— Посмотрим, что вы за рыбак… Посмотрим…

И затем:

— Здесь у вас сказано: «…И только птицы кружились над гранитным монументом…» Желательно знать, что характеризуют собой эти птицы?

— Ничего, — сказал я, — они летают. Просто так. Это нормально.

— Чего это они у вас летают, — брезгливо поинтересовался редактор, — и зачем? В силу какой такой художественной необходимости?

— Летают, и все, — прошептал я, — обычное дело…

— Ну хорошо, допустим. Тогда скажите мне, что олицетворяют птицы в качестве нравственной эмблемы? Радиоволну или химическую клетку? Хронос или Демос?..

От ужаса я стал шевелить пальцами ног..."
0 0
kuzen_konduktor
kuzen_konduktor, 03 сентября 2012 в 16:45
А я обожаю Соло на Ундервуде
"Лениздат напечатал книгу о войне. Под одной из фотографий значилось: "Личные вещи партизана Боснюка. Пуля из его черепа и гвоздь, которым он ранил фашиста..."
Широко жил партизан Боснюк!"
0 0
Елена Войтенко
Елена Войтенко, 03 сентября 2012 в 17:04
Да мне вообще оба "СолА" :-) нравятся, но "на Ундервуде" чуть больше, ога. И "Юбилейный мальчик" - просто блестяще, всякий раз когда читаю - восхищаюсь...:-)Вспомним?

"— Идете в родильный дом. Дожидаетесь первого новорожденного. Записываете параметры. Опрашиваете счастливых родителей. Врача, который принимал роды. Естественно, делаете снимки. Репортаж идет в юбилейный номер. Гонорар (вам, я знаю, это не безразлично) двойной.

— С этого бы и начинали.
— Меркантилизм — одна из ваших неприятных черт, — сказал Туронок.
— Долги, — говорю, — алименты…
— Пьете много.
— И это бывает.

— Короче. Общий смысл таков. Родился счастливый человек. Я бы даже так выразился — человек, обреченный на счастье!

Эта глупая фраза так понравилась редактору, что он выкрикнул ее дважды.

— Человек, обреченный на счастье! По-моему, неплохо. Может, попробовать в качестве заголовка? «Человек, обреченный на счастье»…

— Там видно будет, — говорю.
— И запомните, — Туронок встал, кончая разговор, — младенец должен быть публикабельным.
— То есть?
— То есть полноценным. Ничего ущербного, мрачного. Никаких кесаревых сечений. Никаких матерей-одиночек. Полный комплект родителей. Здоровый, социально полноценный мальчик.
— Обязательно — мальчик?
— Да, мальчик как-то символичнее.
— Генрих Францевич, что касается снимков… Учтите, новорожденные бывают так себе…
— Выберите лучшего. Подождите, время есть.
— Месяца четыре ждать придется. Раньше он вряд ли на человека будет похож. А кому и пятидесяти лет мало…

— Слушайте, — рассердился Туронок, — не занимайтесь демагогией! Вам дано задание. Материал должен быть готов к среде. Вы профессиональный журналист… Зачем мы теряем время?..

И правда, думаю, зачем?.."

----------------------------

"Сел в автобус, поехал на улицу Карла Маркса. В автобусе неожиданно задремал. Через минуту проснулся с головной болью. Пересекая холл родильного дома, мельком увидел себя в зеркале и отвернулся…

Навстречу шла женщина в белом халате.

— Посторонним сюда нельзя.

— А потусторонним, — спрашиваю, — можно?

Медсестра замерла в недоумении. Я сунул ей редакционную книжку. Поднялся на второй этаж. На лестничной площадке курили женщины в бесформенных халатах..."

----------------------------

"Я спросил у Теппе:

— Как найти отца?
— А вон. Под окнами сидит на газоне.

Я спустился вниз.

— Але, — говорю, — вы Кузин?
— Кузин-то Кузин, — сказал он, — а что толку?!

Видимо, настрой у товарища Кузина был философский.

— Разрешите, — говорю, — вас поздравить. Ваш ребенок оказался 400 000-м жителем нашего города. Сам я из редакции. Хочу написать о вашей семье.
— Чего писать-то?
— Ну, о вашей жизни…
— А что, живем неплохо… Трудимся, как положено… Расширяем свой кругозор… Пользуемся авторитетом…
— Надо бы куда-то зайти, побеседовать.
— В смысле — поддать? — оживился Кузин.

Это был высокий человек с гранитным подбородком и детскими невинными ресницами. Живо поднялся с газона, отряхнул колени..."
0 0
kuzen_konduktor
kuzen_konduktor, 03 сентября 2012 в 17:14
а стихи?
Любимая, я в Пушкинских горах.
Здесь без тебя уныние и скука.
Брожу по заповеднику, как с#ка
И душу мне терзает смутный страх.

Жабин был из кулачья, подхалим и жадина
Схоронили у ручья Николая Жабина.
Мой рассказ на этом весь - нечего рассказывать
Лучше жил таким как есть, Николай Аркадьевич
0 0
Кино и сцена
ТВ программа
Во времена Холодной войны секретная организация «Патриот» создала отряд супергероев, в который вошли участники из различных советских республик. Долгие годы героям приходилось скрывать свою сущность, однако в тяжелые для страны времена они вновь берутся за дело.
Американский турист Кейси Штайн, путешествуя с подругой по Европе, оказывается втянутым в разборки между двумя враждующими мафиозными группировками. Одну из них возглавляет Хаген, другую — Геран. И с этого момента начинается смертельно опасная гонка на запредельной скорости по автобанам Германии.
Россия, 18 век. На краю Руси, в Карпатских горах, стоит Спасский монастырь, куда был сослан духовник императрицы Елизаветы монах Лавр. Какие тайны он унес с собой из столичного Петербурга, никто не ведал. Да и край, в который он был сослан, издревле считался неспокойным, о нем слагали легенды и рассказывали их только шепотом. Говорили мол, что в тех краях живет нечистая сила, оставшаяся там еще со времен набегов турецких…

Спустя годы за Лавром из Петербурга прибывает Андрей, крестник самой императрицы Елизаветы. В Карпатах Андрей сталкивается со странным, пугающим и необычным, что не в состоянии объяснить его рациональный разум. А еще он встречает настоящую любовь, ради которой вступает в схватку со сверхъестественным злом.
Великую стену воздвигли, чтобы оградить Поднебесную от любых угроз, но с таким врагом не сталкивались даже самые отважные ее защитники. Если вторжение не остановить — мир будет уничтожен.
Действия фильма разворачиваются с того момента, на котором закончилась предыдущая часть. После того как Вескер предал Элис в Вашингтоне, конец истории человечества стал еще ближе. Элис — последняя надежда на спасение мира. Она должна вернуться к точке отсчета, туда, где все и началось — город Раккун-Сити, где корпорация «Амбрелла» готовится к финальной атаке по тем, кому удалось выжить.

В гонке со временем Элис вооружится до зубов и объединится с друзьями и теми, кого не ожидала увидеть в роли своих союзников. Вместе они будут биться против армии мертвецов и новых чудовищных мутантов. Находясь под угрозой потери своих способностей и готовясь к неминуемой атаке корпорации, Элис столкнется с еще более трудными проблемами, а человечество тем временем будет находиться на грани гибели.
Пока Кристиан Грей борется со своими внутренними демонами, Анастейша Стил вынуждена противостоять гневу и зависти тех женщин, что были с Кристианом до нее.