В маленьком амурском селе наркоманов со стажем возвращают к нормальной жизни

Центр спасения открыла женщина, сама 11 лет страдавшая от зависимости
08 февраля 2013, 14:21
8429 5
В Ивановском районе действует, пожалуй, единственная на Дальнем Востоке клиника для больных наркоманией и алкоголизмом. Здесь до душ зависимых пытаются достучаться при помощи труда и психологической помощи, а не религии и медикаментов. Сейчас с болезнью и собой здесь борются 22 человека. Об этом пишет «МК на Амуре».

С иллюстраций смотрят самые разные по возрасту и типажу люди. Одни сгребают снег, другие обливаются холодной водой, третьи занимаются на турниках. Очень похоже на фотоотчет компании друзей, весело отдохнувших на природе. Хотя всех их объединила не давняя дружба, а болезнь. Все — наркоманы со стажем от пяти до двадцати лет. А еще их связывает огромное желание — жить обычной человеческой жизнью. Помогает им в этом Татьяна Корчагина.  

Светловолосая молодая женщина с горящими глазами, громким голосом и бешеной энергетикой. Татьяне Корчагиной 33 года, и жизнь свою она решила посвятить борьбе с наркозаразой на уровне нашей области. Она сама предложила съездить в ее небольшой центр реабилитации больных наркоманией и алкоголизмом, что открыла чуть больше года назад. Он — в селе Ракитном Ивановского района. Единственный в своем роде на всем Дальнем Востоке. По дороге говорит мне о том, как тяжело деградирующим долгие годы людям начинать нормальную, самую банальную человеческую жизнь, как тяжело снова научиться смотреть без страха в зеркало и даже просто заговорить со знакомым человеком. Рассказывает со знанием дела — сама через все прошла.

Свой первый опийный укол Корчагина помнит до мелочей, что окружали ее в тот роковой миг. Помнит, как она и два парня сидели в машине. Помнит, как сильно она боялась и закрыла глаза. Один из парней пережал ей руку, второй — колол. Тогда Таня была 18-летней студенткой, училась на технолога мясного производства и танцевала в «Ровесниках».

— Все началось у меня так же, как и у многих наркоманов. Дискотеки, алкоголь. Потом влюбилась. Он, его компания казались мне особенными, — рассказывает Татьяна. — Я смотрела на них раскрыв рот. Знаете, в 90-х считалось, что принимать наркотики могут только очень крутые. Они употребляли. Помню, с отцом поругалась сильно, тогда и укололась впервые. Глупо, конечно…  

* * *

Ее, как и любого наркомана, выдало поведение. Каждый день начинался и заканчивался одной мыслью — достать очередную дозу. Поэтому Таня воровала, бесконечно обманывала родителей. Через год оказалась в Усть-Ивановке, где прошла процедуру по очистке крови. После этого началась ремиссия. А потом все заново: друзья, дискотеки, уколы, ломки, воровство, обманы, лечение, ремиссия…  

— Я училась, работала. Как только получала зарплату — покупала наркотик, — продолжает Корчагина, — но это была не жизнь, а хождение по замкнутому кругу! Принимать наркотики я уже не хотела и не могла, но и не принимать — тоже.

«Запах смерти», а вместе с ним жуткую, обволакивающую липким холодом душевную пустоту Таня почувствовала в 2008 году. Но именно тогда ее измотанные родители, которые беспрерывно десятки раз пытались вылечить дочь-наркоманку, отправили ее в Томск, в реабилитационный центр. Таня говорит, что надежда на выздоровление была ничтожно мала, но ей повезло. В центре она познакомилась с программой «12 шагов», нашла друзей, поддержку, а самое главное — себя. Но белая полоса в жизни только-только начиналась.  

* * *

Начало жизни без наркотиков женщина радостным не называет. Дело в том, что по одной из рекомендаций программы «12 шагов» возвращаться в родной город в течение первого года трезвости было нежелательно.

— Думала, что после лечения родители окажут мне материальную поддержку, мама денег вышлет, папа машину купит, но они наотрез отказались. Сказали, что мне уже 30 лет, что сама должна помогать им, — вздыхает Татьяна. — Если честно, было очень больно, ведь именно тогда я осознала, что мне 30 (!) — а я ничего в жизни не достигла.  

Жила где придется, плакала ночи напролет. Еще после реабилитации у нее начались серьезные проблемы с кожей: организм после долгих лет наркотического отравления начал очищаться, и все это отражалось на лице. Женщина не могла смотреть на себя в зеркало без содрогания и стала лечиться.   

— В какой-то момент все, что у меня было — это больничная койка и сумка с вещами, что привезла из Благовещенска, — говорит женщина. — Но были друзья. Точно так же, как и я, проходившие реабилитацию. Вместе мы посещали сообщество анонимных наркоманов. Тогда пообещала, что обязательно создам нечто подобное и в Благовещенске.  

* * *

Когда-то, сразу после школы, Татьяна окончила курсы парикмахеров. Профессия эта помогла найти работу и понемногу наладить жизнь. Время от времени она даже стала приезжать на родину. Здесь встречалась со старыми друзьями, по возможности помогала им поехать на лечение в Томск, где ей самой помогли. А потом решила, что пора организовать такой же центр реабилитации в Приамурье. Все, что у нее тогда было — это 20 тысяч рублей в кармане.  

— Целый месяц я, как дальнобойщик, колесила по селам и поселкам — подыскивала помещение для центра. Нужен был обычный домик в деревне, — поясняет Корчагина. — Конечно, непросто было, я же совсем в домах ничего не соображаю! Звонила друзьям в Красноярск, описывала здания, а они говорили — подойдет или нет. В итоге подходящее нашлось в селе Ракитном Ивановского района.  

Дом, купленный в рассрочку за сто тысяч рублей, на дом походил лишь при взгляде издалека. Ни окон, ни полов — только кирпичные стены и протекающая крыша.  

— Брала стройматериалы в долг у знакомых. Гипсокартон, доски, обои, котел — за все расплатилась со временем. К счастью, добрые люди помогали, друзья и родные, — продолжает Таня. — Рабочим платить было нечем, поэтому они в буквальном смысле работали за еду, ну и за сигареты еще. Восстановление дома обошлось больше чем в миллион рублей. Но открыться смогла, когда как начинающий предприниматель получила 300 тысяч субсидии от областных властей. Купила на эти деньги мебель, да много еще что нужно было...  

* * *

Так, небольшой деревенский дом стал реабилитационным центром. Кстати, местные жители, по словам «реабилитируемых», отнеслись к их появлению нормально.  

— Лечение здесь не медикаментозное, не религиозное. Это чисто психологическая помощь, — объясняет владелица центра. — Программа «12 шагов» длится от полугода до года. У всех «щелкает в голове» в разное время. Наша задача — сделать так, чтобы наркозависимый перекрутил всю свою жизнь — от начала до настоящего момента, понял, в какой момент и в связи с чем начал принимать наркотики, а самое главное — нашел себя, почувствовал, что в силах бороться с болезнью.

Сейчас здесь борются с болезнью и собой 22 человека. Самой младшей Рите 22 года, а самому старшему Эдуарду — сорок. Среди «реабилитируемых» царит настоящий командный дух. Заострять внимание не только на своем выздоровлении, но и выздоровлении «коллег» — обязательное условие программы. В процессе лечения они обязаны рассказывать остальным о том, что у них на душе. Каждый, как может, пишет стихи, рисует картины, участвует в ведении домашнего хозяйства. Уборка, готовка, выращивание овощей — дело общее.  

Занимаются с пациентами консультанты, которых приглашают из разных городов России. Интересно, но абсолютно все, кто сейчас работает в центре, включая завхоза и консультантов — в прошлом наркозависимые.

— Не хотела бы обижать врачей, но на собственном опыте и на опыте многих других людей могу сказать — наше стандартное лечение не помогает, — считает Татьяна. — Врач не может понять, что творится в голове у наркомана, не знает, в какой момент нужно погладить его по голове, а в какой — пригрозить пальцем. Помимо этого, раз в неделю мы проводим родительские собрания. Родители — социально зависимые, и иногда из-за их непонимания происходят срывы детей.  

* * *

С момента открытия центра прошел год, а в нем уже проходят реабилитацию ребята со всей нашей области, из Кемерова, Хабаровска, Красноярска, с Сахалина.  

Программа реабилитации анонимна. Сфотографироваться для газеты соглашаются не многие, а вот фамилии и вовсе под запретом. Но один из пациентов — 29-летний Дмитрий — рассказывает о себе без стеснения. Он с уверенностью называет себя одним из самых известных наркоманов в области. В начале лечения здесь он наделал много шума, сбежал. Татьяне пришлось ехать за ним в Райчихинск.  

— Употреблять я начал лет с 15-ти, и чего только не попробовал! И героин, и кокаин, и «спиды» — все, что завозится к нам в область, все, что можно колоть, курить и нюхать. Сначала у меня не было какого-то страха за свою жизнь, действительно нравилось быть наркоманом, — вспоминает мужчина. — Лечиться заставляла мама. Таскала в наркодиспансер, отправляла в Хабаровск, когда там пытались открыть подобный центр. Но уже через несколько дней мне приносили очередную дозу прямо к забору клиники. Потом лежал в дурдоме, проходил лечение в религиозных центрах.  

Будучи наркоманом, Дмитрий завел семью, и даже организовал бизнес по продаже техники, только все это зарождалось, тут же рушилось. Он честно признается — лечился не для себя, а чтобы угодить маме. В Китай ездил: в Харбин, в Далянь, как только возвращался назад, подъезжал к Хэйхэ, звонил знакомым, чтобы они варить начинали. Когда, заканчивались деньги, начинались проблемы с законом. А деньги заканчивались часто. Самый долгий период трезвости в его жизни — восемь месяцев — наступил только здесь.

— В один момент к наркоману приходит гордыня, он делает все назло родственникам, друзьям, куда-то бежит. Только здесь мне помогли перебороть гордыню, и сейчас я учусь жить со своей болезнью, — признается Дмитрий.

* * *

По словам Татьяны, самое главное — пробудить в наркомане желание жить. Помогают полученные до болезни навыки и даже хобби. Каждому, кто проходит лечение, дают заниматься тем, что он умеет лучше всего. Например, старший реабилитируемый Эдуард выпускает стенгазету. С гордостью и знанием дела он, когда-то отучившийся на архитектора и дизайнера в хабаровском университете, показывает свое детище под названием «Глюкоза». В ней самостоятельно рисует рисунки карандашами и фломастерами, пишет текст гелевой ручкой.

— Наше правило — объективная оценка, — с гордостью показывает очередное издание Эдуард. — Центр развивается, приходят новые люди, у кого-то день рождения, баню построили, происходят забавные случаи, так что темы для заметок всегда есть. У меня в подчинении несколько корреспондентов — с ними мы проводим планерки, обсуждаем задания.  

* * *

А еще в центре строго следят за режимом. Его нарушение уже несколько раз становилось поводом для исключения. Например, один из главных запретов — любовные связи.  

— Всяческие влюбленности мешают реабилитации, человек должен быть сосредоточен на работе над собой и не должен отвлекаться. Я, конечно, понимаю, что ребята находятся здесь по нескольку месяцев, но все это только мешает. Вот и приходится следить за ними, делать внушения, почти как в пионерлагере, — улыбается Татьяна Корчагина. — Поэтому давно хочу переселить девочек в отдельное здание, такое есть в деревне по соседству, но денег никак не хватает, нам очень помощь нужна…      

У Татьяны много планов по развитию центра. В первую очередь женщине хотелось бы развести скот и научить реабилитируемых работать с животными. Потом — обеспечить социализацию наркозависимых, например, помогать с поиском работы. Все это будет, говорит она, только бы финансы не подвели.

Фотоальбом

Расскажите редакции "Порт Амура" о том, что увидели, услышали, узнали. Ваша новость может выйти на сайте агентства!
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Ваш комментарий(нужна регистрация)

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Комментарии

Макс
Макс, 08 февраля 2013 в 15:21
не религии и медикаментов.

а это камень в чей огород - РПЦ и официальной медицины?
0 0
tuxa
tuxa, 08 февраля 2013 в 15:39
если это правда, то молодец!!! удач ей и процветания
0 0
santyago
santyago, 08 февраля 2013 в 17:07
А этих ребят для рекламы набрали?.:)на фото не наркоши а спортсмены какие-то?
0 0
Самуил
Самуил, 08 февраля 2013 в 22:26
Скорее всего первый камень в Новое поколение, а второй в Новое поколение которое использует психолингвистическое программирование.
0 0
Гость
Гость, 25 января 2017 в 12:13
А где взять контакты этого центра?
0 0
Кино и сцена
ТВ программа
Светлана Лобода (Loboda) – певица, известная многим как экс-солистка популярной группы «ВИА Гра». Сейчас Loboda выступает сольно, кроме того Светлана работает в качестве ведущей, пишет тексты песен и запустила собственную скандальную марку дизайнерской одежды.
Имя Светланы Лободы последние несколько лет не исчезает из теле- и радиоэфиров. Сейчас, как никогда, Loboda находится в самом расцвете сил и творческой энергии. Её имя мелькает на вершине чартов, а песни можно слышать из окон домов и автомобилей. Своей эпатажностью и необычным поведением Loboda покорила многих слушателей России и Украины.
Ее песни: «Твои глаза», «Пора домой», «40 градусов», «Не мачо», «Революция» хорошо известны и любимы слушателями.
Исчерпавший свою удачу капитан Джек Воробей обнаруживает, что за ним охотится его старый неприятель, ужасный капитан Салазар и его призрачные пираты. Они только что сбежали из Дьявольского треугольника и намерены уничтожить всех пиратов, включая Джека. Поможет спастись лишь могущественный артефакт — трезубец Посейдона, который дарует своему обладателю полный контроль над морями.
Во время обследования удаленной планеты, расположенной на другой стороне галактики, экипаж колониального корабля «Завет» обнаруживает, что то, что они изначально приняли за неизведанный рай, на самом деле — тёмный и опасный мир. Его единственный житель — синтетический андроид Дэвид, оставшийся в живых после обреченной экспедиционной миссии «Прометей».