Спасти россыпную добычу золота может только государство

Сергею Миронову рассказали о проблемах в сфере разработки месторождений
13 августа 2009, 12:03
554 1
Сегодня в 10:00 Сергей Миронов посетил экспериментальный завод по отработке технологий извлечения полезных ископаемых из различных типов руд ОАО «Покровский рудник». Там председатель СФ познакомился с состоянием дел в области добычи полезных ископаемых.

Как отметил губернатор Приамурья Олег Кожемяко, Амурская область в этом плане очень перспективный регион благодаря наличию БАМа, Траннсиба и развитой транспортной сети. К 2012 году уровень добычи золота планируется довести до 30 тонн в год, что позволит Амурской области выйти на второе место по России, а это, в свою очередь, даст новые рабочие места.

Однако, как отметил губернатор, есть ряд проблем, которые нельзя решить без помощи федерального центра.

— Сейчас есть проблемы с россыпной добычей, — подтвердил и.о. министра природных ресурсов Приамурья Юрий Попов. — И это не только истощение россыпей, но и бюрократические барьеры.

Так, в добыче общераспространенных полезных ископаемых царит правовая неразбериха. Доходит до странного: добычу песка начать гораздо сложнее, чем добычу золота. Из-за бумажной волокиты получение лицензии занимает годы, лимиты на добычу сокращаются.

— Сейчас наступил момент истины — спасителем может выступить только государство, — сказал Юрий Попов. — Решить проблемы можно только на уровне федерального центра. Мы считаем, что следует изменить способы государственного регулирования, снизить стоимость участков недр, упростить процедуру получения лицензий на разведку.

Ознакомившись с положением дел, Сергей Миронов запросил документацию, местные нормативные законодательные акты и результаты мониторинга. При этом председатель Совета Федерации, в прошлом геолог, задавал вопросы со знанием дела.

— Я считаю, что в законе должен быть прописан принцип двух ключей, месторождения разбиты на несколько категорий, — сказал Сергей Миронов. — Лицензия на стратегические месторождения, к примеру, углеводороды или уран, выдается на федеральном уровне, за общераспространенные отвечает регион. На стратегические месторождения с небольшими запасами работает принцип двух ключей — лицензию выдает регион, но согласует это с Москвой.

Рабочая поездка председателя СФ продолжилась на одной из ферм Приамурья, принадлежащей «АНК Холдинг».
Расскажите редакции "Порт Амура" о том, что увидели, услышали, узнали. Ваша новость может выйти на сайте агентства!
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Ваш комментарий(нужна регистрация)

Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Кино и сцена
ТВ программа
Светлана Лобода (Loboda) – певица, известная многим как экс-солистка популярной группы «ВИА Гра». Сейчас Loboda выступает сольно, кроме того Светлана работает в качестве ведущей, пишет тексты песен и запустила собственную скандальную марку дизайнерской одежды.
Имя Светланы Лободы последние несколько лет не исчезает из теле- и радиоэфиров. Сейчас, как никогда, Loboda находится в самом расцвете сил и творческой энергии. Её имя мелькает на вершине чартов, а песни можно слышать из окон домов и автомобилей. Своей эпатажностью и необычным поведением Loboda покорила многих слушателей России и Украины.
Ее песни: «Твои глаза», «Пора домой», «40 градусов», «Не мачо», «Революция» хорошо известны и любимы слушателями.
Исчерпавший свою удачу капитан Джек Воробей обнаруживает, что за ним охотится его старый неприятель, ужасный капитан Салазар и его призрачные пираты. Они только что сбежали из Дьявольского треугольника и намерены уничтожить всех пиратов, включая Джека. Поможет спастись лишь могущественный артефакт — трезубец Посейдона, который дарует своему обладателю полный контроль над морями.
Во время обследования удаленной планеты, расположенной на другой стороне галактики, экипаж колониального корабля «Завет» обнаруживает, что то, что они изначально приняли за неизведанный рай, на самом деле — тёмный и опасный мир. Его единственный житель — синтетический андроид Дэвид, оставшийся в живых после обреченной экспедиционной миссии «Прометей».