07.05.2013  2978

Охрана природы или политика?

Гость — президент Муравьевского парка Сергей Смиренский

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Прокуратура Тамбовского района назвала Муравьевский парк иностранным агентом. Так решили специалисты после изучения устава. Чем же на самом деле занимаются в этом парке и чем грозит звание иностранного агента природоведам? У нас в гостях президент и основатель Муравьевского парка Сергей Смиренский.

— Что же это за история с иностранным агентом?

— Я сам плохо представляю. Я, видимо, последнее лицо, которое ответит вам на этот вопрос. Указ президента мы знали и не удивились вызову в прокуратуру. Мы удивились, что на следующий день получили предостережение на основании того, что мы занимаемся политической деятельностью. Три пункта нам совершенно непонятны. Например: «содействие инициативам, направленным на охрану природы» является политической деятельностью. Если кто-то мне может объяснить, в чем тут политика, то я буду благодарен. Не могу сказать ни против, ни за, потому что моих знаний для этого не хватает.
 
— Вы ведь постоянно сотрудничаете с иностранными гражданами?

— С иностранными гражданами мы постоянно сотрудничаем. Даже наше государство, и президент, и премьер-министр. И более того — с иностранными государствами. Мы работаем с ними уже больше 30 лет через разные программы. До образования парка я создавал рабочую группу по журавлям Советского Союза. Уже в те годы — 40 лет назад — с нами работал международный фонд охраны журавлей. В прошлом году президент участвовал в этой программе. Никто никогда никакого криминала в этом не видел. От международного фонда охраны журавлей все эти годы шла поддержка.

— Поддержка, конечно, финансовая?

 — Самая разная: организационная, консультационная. Дельтаплан, на котором летел президент, это тоже не наша разработка. Мы сотрудничаем очень много лет.

— Чем грозит вам это звание иностранного агента?

— Без понятия. Звучит очень грязно. К нам никакого отношения не имеет. В указе сказано, что это должна быть политическая деятельность, которая поддерживается из-за рубежа. Проходили самые разные революции таким образом. Но у нас нет никаких сил заниматься политикой. Мы занимаемся вопросами, связанными с охраной природы, с образованием и устойчивым сельским хозяйством. Ни на что другое у нас просто нет времени.

— На чем вы зарабатываете деньги? На что вы живете?
— У нас своя сельскохозяйственная программа. Мы считаем, что она должна быть основой нашей деятельности. Это даже не к вопросу только о деньгах. У нас каждое направление деятельности комплексное. В частности, то сельское хозяйство, которое мы ведем, является одной из причин высокой численности у нас журавлей. У нас самая высокая в России плотность гнездования даурских журавлей. Гораздо выше, чем в государственных заповедниках. Наши поля являются буфером на пути распространения пожаров. По крайней мере, с тех территорий, которые прилегают к нашим полям, пожары не проходят. Мы даем работу местным жителям. То есть наша программа много дает. У нас также есть переработка древесины, природный туризм, о котором много говорят в Амурской области, но его как такового нет. У нас проходят экологические смены. Восемь лет все это мы строили за свой счет, на помощь друзей Муравьевского парка.

— Много амурчан к вам ездят всей семьей?

— За этот год приезжали уже три группы — не просто посмотреть, а помочь нам. Люди начинают понимать то, что наша работа значима не только для работников парка, а для всех жителей Амурской области. Сегодня мы подводим итоги конкурса среди детей «Малые реки». Они нас заботят как источники и проблем, и богатств. После сразу бегу на посадку деревьев — у нас находятся школьники. Они не только будут сажать, но и попутно многое узнают. У нас сейчас работают орнитологи из Нидерландов. У нас уникальные птицы. С уссурийским журавлем просто трагическая ситуация. Он может исчезнуть в течение ближайших 50 лет у нас в области. Мы пытаемся не только сохранять природные популяции, но и восстанавливать за счет выпуска птиц, выращенных от нашей пары. У нас разные источники. Мы не существуем за счет иностранцев, мы строим собственную базу, пытаемся освободиться от иностранных источников. Но главная проблема в отсутствии внутрироссийской поддержки.

— Амурчане могут как-то вам помочь?
— Конечно. 11 мая у нас большой сбор. Управление лесами выделяет нам саженцы. Очень много людей будут помогать нам с лесовосстановлением. Потому что многие леса вырублены или сгорели. Мы пытаемся восстановить микроклимат. Опять же люди там смогут грибы пособирать, и для животных польза.

— Если к вам приезжает семья, организуются какие-то экскурсии?
— У нас очень маленький коллектив, но мы договариваемся. Особенно, когда группы приезжают, выделяем экскурсоводов. Мы много можем рассказать о животных, растениях, рельефе местности.

— Это платно?
— Да. Это тоже форма существования парка. Я честно скажу, что это не моя сфера, могу ошибиться, но сумма — примерно 200 рублей за часовую экскурсию.

Ведущая: Светлана Вакулович.



Комментарии

Вернуться назад