Фотоохота на Ельцина: азартно, местами страшно, но интересно (часть первая)
0 0

Фотоохота на Ельцина: азартно, местами страшно, но интересно (часть первая)

Начало 90-х годов выдалось для страны в целом и Амурской области, как ее неотъемлемой составляющей, «веселым»: ГКЧП, развал СССР и его оплота - КПСС, отставка Горбачева, выборы Ельцина, приватизация по Чубайсу, со всеми вытекающими и перетекающими из одних карманов в другие.  В общем, случилось то, что случилось и «Амурской правде», оставшейся без покровительства всемогущего обкома, а немногим позже и без поддержки народных избранников, предстояло научиться жить в новых реалиях.











Получалось. Не совсем хорошо, как хотелось бы, тем не менее, редакционная жизнь продолжалась, хотя и на медленно пикирующих тиражах. Газета по-прежнему оставалась в душе и на бумаге «красной», продолжая политику разумной оппозиции к демократии с пустыми прилавками, новым властям и их неуклюжим деяниям. Вначале к первому губернатору – демократу Альберту Кривченко, следом – к Александру Сурату, позже - к назначенному с самого верха Владимиру Полеванову. Губернаторы задерживались в креслах не более года и уходили кто куда. А «Амурка» оставалась. Держалась. На авторитете, на благодарных читателях и преданных делу журналистах.







Понаехали тут

В октябре 1993 года, с приходом Владимира Полеванова, жизнь в Амурской области забурлила амбициозными идеями и чередой министерских визитов.  Представители политического бомонда приезжали с поразительной интенсивностью и это, безусловно, была заслуга губернатора. Думаю, нет особого смысла перечислять фамилии званных гостей - большинство из тех людей уже никто толком и не вспомнит.



Лишь отметим, что визиты те были, отнюдь, не протокольными и ознакомительными, а имели для области практическое значение, в первую очередь в плане выделения федеральных денег. Это было хорошо. Между тем, «Амурская правда» не упускала возможности «ущипнуть» Полеванова и считала свое дело правым.

Поздней весной 1994 года, может, в самом начале лета, стало ясно, что череда министерских визитов была не случайной – вероятнее всего готовился плацдарм для приезда российского президента №1 Бориса Николаевича Ельцина. Впрочем, ни о каких конкретных сроках и датах известно не было. Даже Полеванову. Появись эта информация заранее, то началась бы плановая подготовка. А она не начиналась. Все было тихо, как всегда. Если не паника, то что-то вроде аврала началось, когда стало известно, что Ельцин прилетает 14 июня, и до «явления Христа народу» оставались считанные дни. Президент летел не только со свитой, но и тремя бронированными лимузинами «ЗиЛ»: для себя лично, свиты и охраны.

Спешно готовилась программа визита, Борису Ельцину за один день нужно было показать максимум, чтобы он мог лично, визуально оценить накопившиеся проблемы и как-то повлиять на их решение.



В программе значилось посещение судостроительного завода, который юная демократия довела до ручки и одного из лучших сельхозпредприятий области - совхоза «Партизан», где должен был состояться предметный разговор о бедах аграриев.





К слову, до «Партизана» в ту пору дорога была совсем не для президентского кортежа, и было принято решение положить асфальт от Тамбовки до села Раздольное. А это 20 километров и миллионы рублей, которые в бюджете, естественно, не были запланированы. Где нашли деньги, и какие статьи оголили – только богу и Полеванову было известно, но асфальт наспех, зажмурив глаза на технологии, таки постелить успели.

За несколько дней в Благовещенске раскатали зеленые газоны на тех участках, где должен был проследовать кортеж, установили бордюры, покрасили фасады зданий… В общем кипиш по всем фронтам был неимоверный, но к назначенному дню и часу все работы были выполнены, включая доставку в гостиницу «Глобус» кровати для президента за восемь миллионов рублей и приготовления партии особо очищенного зелья на местном алкогольном заводе. Про ту водочку ходили легенды, что ее перегоняли бесконечное количество раз, пока не была достигнута хрустальная чистота с запахом свободы и демократии.

Кто за главного?

Вместе с тем Полеванову надлежало в спешном порядке решить еще один вопрос – кого из благовещенских фотокорреспондентов назначить главным, предоставив ему тем самым максимум возможности для общения с президентом через объектив, чтобы тот смог сделать исторические и незабываемые кадры. Он обратился к своему пресс-секретарю Владимиру Куприенко за советом. Тот ему ответил, что уверен только в Мостославских. Полеванов сказал категорическое «нет» в силу того, что у него не было ни какой любви к «Амурской правде», которую братья олицетворяли. Тогда Куприенко предложил кандидатуру Ли Ден Чера, который уже больше трех лет в «Амурке» не работал, но по прежнему числился в старательных и крепких фотокоррах. И все бы ни чего, но на тот момент у Димыча (все его звали так, а не иначе) в арсенале не было приличного фотоаппарата. А вот братья, как раз уже в ту пору снимали продвинутыми «Nikon – f 90», имеющими массу автоматических режимов и «скорострельность» 3,5 кадра в секунду.



Лучшие показатели в ту пору имела лишь профессиональная камера «Nikon f4», разгоняющая пленку до  4,5 кадров. Для фоторепортажей это приличная фора. К слову, именно Nikon четвертого поколения был у личного фотографа Ельцина.



Губернатор решил не мелочиться и купить для Ли Ден Чера именно такой. Несомненным преимуществом «Nikon – f 90» и «Nikon f4» перед более пожилыми моделями была не только установка автоматической экспозиции и фокусировки, но и наличие обратной перемотки пленки. Моторчик выкручивал ее намного быстрее, нежели это делать вручную. То есть для перезарядки кассеты уходило намного меньше времени. Именно этих секунд могло не хватить для того, чтобы сделать нужный кадр.

К слову заметить, Полеванов сам увлекался фотографией, прекрасно разбирался во всех этих нюансах, что и повлияло на выбор камеры для Димова.



До визита оставалось два дня, из Москвы приехать камера уже не успевала и ее привезли нарочным из Харбина. И это, практически, за день до ответственной работы.

Счастье Димыча свернулось грустью и тревогой, когда он взял камеру в руки. На корпусе вожделенного, самого продвинутого в мире Никона располагалась куча непонятных ему кнопочек, джойстиков и колесиков, освоить которые за один день ему было не под силу. И не только ему – любому. Мало того, с фотоаппаратом шел единственный штатный объектив - «полтинник», предназначенный для съемки с близкого расстояния. А кто же к Ельцину подпустит на близкое расстояние. Димыч пришел к братьям и поделился отчаянием. Те мигом оценили, что и к чему, потому как на их камерах управление было аналогичным, пусть даже за исключением некоторых нюансов. Проводить мастер-классы для главного фотографа президентского визита было уже некогда – братья сами шлифовали подготовку: проверяли количество кассет, состояние батареек в камерах и фотовспышках, протирали объективы, прокручивали в головах возможные сценарии и точки для съемки… Словом, все как всегда, только в разы ответственнее.

Нет, Игорь и Юрий Мостославские не отказали Димычу в помощи – показали самые нужные кнопки, настроили автоматическую программу, установили центровзвешенный замер, ввели некоторые корректировки в экспозицию и попросили ни куда больше не тыкать и ни чего не менять. С такой настройкой можно было работать, во всяком случае - не запоров съемку. Ли Ден Чер сразу посветлел лицом, поблагодарил и удалился.

Аккредитация средств массовой информации прошла в штатном режиме, местным журналистам досталось по одному, максимум, два пула – точек пересечения с Борисом Ельциным. Ли Ден Черу же досталось все и сразу. В таком распределении была какая-то несправедливость и даже обида, но с этим уже ни чего поделать было нельзя. С Полевановым нужно было дружить, а не щипать по поводу и без.

Продолжение и окончание истории не заставит себя долго ждать
Если хотите оставлять комментарии, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь пожалуйста!
Видео
Путь (http://):
Картинка (http://):
Ширина:
Высота:


Блоги
Страницы: 1 2 3 4 5 835 След.

Кино и сцена
ТВ программа
Майкл Кингли — успешный бизнесмен и счастливый отец семейства. Но однажды его настигают образы из детства, которое он провел на спрятанном от всего мира побережье океана.

Он должен рассказать своей внучке необыкновенную историю мальчика по прозвищу Штормик и осиротевшего пеликана — Мистера Персиваля. Историю опасных приключений и удивительной дружбы, которая повлияла на всю его жизнь.