Легенды голубой долины. Часть первая: котлета со льда Олекмы
0 0

Легенды голубой долины. Часть первая: котлета со льда Олекмы

Повествуя о жизни репортерской нужно заметить, что самые незабываемые командировки - это не про Северную Корею, Белоруссию, Украину и уж тем более не про Москву. Да, там любопытно, познавательно и далеко от дома, но что-то в тех странствиях есть синтетическое, не настоящее. Это не та жизнь, в которой хочется раствориться и побыть, подышать ее воздухом подольше и поглубже. Другое дело – амурский север. Самый север, практически на границе с Якутией. Точка притяжения – эвенкийское село Усть–Нюкжа Тындинского района, что раскинулось на берегу живописной Олекмы. К слову, Усть-Нюкжа с эвенкийского переводится, как «голубая долина». Туда и держим путь.



Не просто и не дешево добраться до той долины, но поверьте – оно того стоит хотя бы раз окунуться в жизнь коренных жителей – эвенков, обнять за шею настоящего оленя, заглянуть в его умные глаза и улыбнуться от удовольствия.













Журналистов тянет в Усть-Нюкжу исключительно весной, в середине марта, когда эвенки отмечают свой главный праздник – день оленевода - Уктэвун. Для них он всяко важнее Нового года. Уктэвун – это возвращение на несколько коротких дней из тайги домой, это встреча с детьми и родственниками, это скачки на оленях по льду родной Олекмы, это вкусная еда и угощения, это гости с большой земли… Это красивая и незыблемая традиция обновления и продолжения жизни.

Уже ранним утром холодный берег заснеженной Олекмы начал «таять». Вот-вот начнется праздник, а до этого каждая родовая община должна поставить палатку, украсить брезентовые стены рукоделиями из оленьих шкур, растопить буржуйку и приготовить вкусные угощения для гостей. Палатки, столики, шкуры, печки и прочий незамысловатый скарб эвенки подвозят на снегоходах и машинах. Работают быстро и молча, лишь изредка перебрасываясь короткими фразами на родном языке.





Юрий М. спросил, мол, почему все вещи подвозят на «Буранах», а не на оленях. «Скоро придут олени, много оленей, подожди», – ответила ему пожилая эвенка. Видимо, так у них принято, что главные герои торжества появляются в самый последний момент. Когда все готово.

Уктэвун

А, вот и они - олени! Эту сказку нужно хотя бы раз в жизни увидеть, и почувствовать себя хоть на малую толику причастным к жизни этих удивительных людей. Эвенки – в переводе на русский язык означает не иначе, как «оленьи люди». Для них олень - это все, они боготворят их, они живут ради них. Рогатые красавцы, запряженные в легкие – спортивные нарты, «плыли» по Олекме, радостно побрякивая бубенцами. Десятки, сотни оленей слились в огромный караван, и под бодрящие покрики погонщиков приближались к ликующей толпе зевак на берегу.















Скоро старт – кульминация праздника. Главный охотовед пояснил, что оленей специально тренируют к таким гонкам. Не все для этого годятся, у каждого животного свой характер. Одни спокойные и послушные, а другие с норовом. Вот они-то и самые быстрые. Однако и управлять ими сложнее. Опыт большой нужен.

Немного предстартовой суеты, звучит команда «марш», и первые упряжки срываются с места. «Имат! Имат!» - несутся им вслед крики болельщиков. Но «имат», что означает – быстрей, получается не у всех. Одна упряжка переворачивается прямо на старте вверх полозьями, погонщику пытаются помочь быстро подняться…,  но все усилия тщетны – более удачливые соперники уже растворились в пелене взорванного копытами снега. Их ни за что не догнать. На дистанцию по протоке вокруг острова уходит минут семь-восемь, и вот спортсмены уже показались на финишной прямой. Две упряжки, в прямом смысле слова, идут ноздря в ноздрю, погонщики поднимаются на ноги, «Киш! Киш!» кричат они, заставляя оленей выкладываться из последних сил. Кто пришел первым – непонятно, нужен фотофиниш.
















Безусловно, каждый эвенк мечтает победить, доказать, что его олени лучшие, да и девушкам понравиться тоже не плохо. Вдруг, попадется, та единственная, которая захочет связать с ним свою судьбу и разделить мягкое ложе из еловых лап в таежной палатке за сотни километров от дома.

Пока мужчины добывали победу на льду Олекмы, женщины удивляли гостей за праздничными столами. Нимин, тала, орочо, кровяная колбаса, олений язык, и даже жареный глухарь – все красиво и вкусно, тем более под сто граммов «огненной воды», которую охотно наливают хозяйки палаток. Тем временем заезды продолжаются. И, вот на старт уже выходят женщины. Они ничуть не хуже управляются с оленями, и вполне могут преподать мастер-класс своим мужьям, и не только сидя на нартах, но и в верховой езде.

Котлета со льда Олекмы

…Та весна выдалась особенно холодной, плюс ко всему напрочь вымораживал злой ветер. Несколько часов на льду и ты «труп». Юрий околел настолько, что уже не мог держать в руках фотоаппарат. Его трясло, он мечтал лишь об одном – о кружке кипятка, пусть даже без заварки и чтобы этот праздник уже поскорее закончился. Еще не хватало здесь заболеть. Поодаль от места оленьих бегов на льду стояла автолавка и околевший журналист интуитивно побрел к ней – может там есть чем отогреться.

«Что, замерз, миленький?, - спросила хозяйка магазина на колесах, - сейчас я тебя согрею, а то неровен час околеешь совсем». Дородная, розовощекая женщина в белом передничке достала стакан и бутылку водки. «Закусывать чем будешь?, - есть котлеты, но они холодные. Юрий кивнул и уставился на водку, которая не лилась, а словно желе хлюпалась «лепешками» в стакан. Он быстро прикинул, что водка замерзла, а замерзнуть она может, если снаружи ниже минус «сорока». Понятно, почему он так замерз. Нужно было тяпнуть, когда в палатке угощали. Ну, как же он ведь «идейный», на работе ни капли. Придурок.

Котлета было не просто холодной, а насквозь ледяной, закусить ей было просто невозможно, разве что пососать, как чупа-чупс. «Нет, это не дело, целый стакан ждет», - подумал Ю. М., положил котлету на лед и раскрошил ее каблуком. Собрал все это снежное крошево на ладонь, влил в себя водку и засыпал сверху типа котлетой. Минут через пять, когда температура водки сравнялась с температурой тела, пошло тепло. Мягкое, обволакивающее, родное. К Юрию возвращалась жизнь.  

Солнце потихоньку начало сваливаться к горизонту, коробейники с большой земли свернули бойкую торговлю. Стихли песни с прибаутками приглашенных артистов, спонсоры вручили подарки победителям…  Красивый праздник, к сожалению, заканчивался, и оленьи упряжки, «печально» побрякивая бубенцами, начали разъезжаться по домам.





«Волки нас шибко одолели»

- Поехали, журналист, с нами, - совершенно неожиданно предложил молодой эвенок, представившийся Эдиком, - доедем до табора, здесь недалеко, километров пять, отгоним оленей, а обратно вернемся вот на этой машине. Она за нами поедет.

Отказываться от такого предложения, было просто глупо, тем более, когда жизнь к журналисту окончательно вернулась. Он с радостью согласился, и уже через пару минут пара шустрых оленей все быстрее уносила русского с эвенком в потухающую тайгу. Непередаваемые ощущение от поездки на спортивных санях украшали симпатичные морды двух оленей, привязанных позади нарт. Пристяжные, то, отставали на длину веревки, то равнялись с нартами, и их длинные языки свешивались почти до фотоаппарата. На одной из кочек нарты подбросило, и Юрий с Эдиком оказались в сугробе.

- Давай-давай, корреспондент, поднимайся быстрее – поторопил эвенк, - все нормально? – скоро приедем.

Гонка по пересеченной местности, действительно, вскоре закончилась, и олений пелотон плавно вкатился в табор. Эдик позвал в палатку, погреться, да, за жизнь поговорить. Погрелись водкой, закусывая свежим костным мозгом. Вкус – божественный. На удивление, никто из эвенков не был пьяным, ни там – на льду Олекмы, ни здесь в таборе. Ну, разве, что чуть-чуть. «Нам можно сегодня расслабиться, - начал разговор за жизнь новый знакомый, - скоро уйдем в тайгу и снова целый год ни капли».

- Волки нас шибко одолели, - продолжал Эдик, «закусив» очередные сто граммов рукавом китайского пуховика, - развелось их много. Оленей вырезают десятками. Раньше они хоть сторонились, к человеку близко не подходили, а нынче вообще страх потеряли, совсем рядом держатся. Такими темпами будут оленей резать, мы вообще без стада останемся. Это серьезная беда, ты так и передай там, в Благовещенске губернатору, или кому другому. Тебе видней. Раньше охотники волков ядом травили, а недавно запретили, мол, для природы вредно. Вот они и расплодились. Ты передай губернатору, что вертолет нужен. С воздуха то их легче отстрелять. Обязательно передай. Это одна наша просьба от всех эвенков.

Таежную тишину разрезал звук мотора старенького ЗИЛа – пора в обратную дорогу.
Натужно скрипя железом, грузовик тяжело переваливался через кочки, сбивая в веселый клубок пассажиров то в один, то в другой угол кузова. «А, олени, действительно, лучше» - подумал тогда Юрий Мостославский и затянул во весь голос известную песенку Кола Бельды
Если хотите оставлять комментарии, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь пожалуйста!
Видео
Путь (http://):
Картинка (http://):
Ширина:
Высота:
25.09.2020 22:59:00
0 0

Блоги

Усть-Нюкжа с эвенкийского переводится, как «голубая долина».
О как! Вообще-то нюксэ - смола лиственницы.

Блоги
Страницы: 1 2 3 4 5 847 След.